Кошки

Кот и кошка

Сайт волонтеров Кожуховского приюта           Массаж на все случаи жизни

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть79 Реклама на сайте
 

* * *

— Джек, дружище!!! Надеюсь, в этот раз ты изменил своей привычке привозить в Лос-Анджелес трупы?! — заорал рыжий Пит Морено в аэропорту, где нас встречала уйма народа.
— Ты в своем уме, старый дурень?! — возмутился Джек.
— Я знал, что эта шуточка тебе понравится! — захохотал Пит и полез обнимать Рут и хлопать по спине моего Шуру. — Рут, красотка ты наша!.. Покажи детеныша... Боже мой! Она — вылитая... вы оба! Шура!.. Можно я буду тебя так называть? Я — Пит Морено и знаю про тебя все вот от этих двух типчиков... Тим! Дай я тебя чмокну в макушку! Мартын! Надеюсь, ты-то не женился еще? Иди сюда скорей, "звездун" ты наш хвостатый!..
Я вспрыгнул к Питу на плечо, потерся рваным ухом о его рыжую бащку и перепрыгнул через десяток журналистов на стоящего позади всех Боба. А Пит продолжал орать, не обращая ни на кого внимания:
— Наташа! Зачем ты вышла замуж за этого скучного типа? Тебе нужно было выйти за меня, и у нас сразу же был бы взрослый сын! Представляешь, как это удобно? Вот с таким — никакой возни, никаких сосок, памперсов...
И Пит вытолкнул перед собой смущенного Нуэнга. Без бинтов, без постоянных мазей на обгоревшем лице Нуэнг оказался очень симпатичным парнем. Он даже чем-то смахивал на крепкого, красивого Кота...
— Что говорил Браток? — шепнул я на ухо Бобу.
— Сказал, что постарается тебя найти...
— О'кей! — И я перепрыгнул на своего Шуру Плоткина.
Сделал это очень вовремя. Кто-то из журналистов приставил к Шуриному носу микрофон и спросил:
— Мистер Плоткин! Вы, кажется, принимали участие в создании сценария "Суперкота"?
— Настолько незначительное, что об этом не стоит и говорить, — ответил Шура, и журналист отвалил со своим микрофоном.
— Шура!!! Кто так разговаривает с прессой?! — зашипел я на него по-шелдрейсовски. — Ты с ума сошел! А реклама?! А "паблисити"?!
— Иди в жопу, Мартын, — спокойно ответил мне Шура. — От того, что мы с тобой переехали в Америку, я не собираюсь менять свои немногочисленные принципы и убеждения.
— Ну хоть улыбнись в камеру, черт тебя подери!.. Это ты можешь, принципиальный ты наш?..
— Это — будьте любезны! — Шура обнял Рут, державшую "лукошко" с Катюхой, прижал к себе Тимура и счастливо улыбнулся в десяток фото — и видеокамер...
Именно эта фотография и появилась в одной здоровущей калифорнийской газете с рекламной подписухой:
"Знаменитый русский "Суперкот" Мартын-Кыся Плоткин-Истлейк фон Тифенбах в кругу своей семьи в аэропорту Лос-Анджелеса".

* * *

Не обошлось без маленького скандальчика, который закатил я.
Только в машине я сообразил, что везут нас не туда, куда я ожидал. Напротив меня сидел Представитель Организационного комитета Академии киноискусства, и я попросил Тимура:
— Тимуля, спроси этого типа, куда мы едем?
Тимур спросил. Тип ответил, что везут нас в замечательный отель под названием "Хилтон", где нам зарезервирован превосходный номер из нескольких комнат.
— Ну уж дудки! — заявил я. — Никаких "Хилтонов"! Немедленно везите нас на Сансет-бульвар в "Беверли-Хиллз-отель". Туда, где мы жили во время съемок фильма...
— Но в "Хилтоне" ваши покои будут гораздо больше! — попытался убедить меня сопровождавший нас Тип.
— Не-е-ет!!! — заорал я по-шелдрейсовски так, что даже шофер лимузина на нервной почве понял меня и стал разворачивать машину в другую сторону. — И именно в то бунгало, где мы останавливались в прошлый раз!..
— Ты ведешь себя, как "новый русский", обожравшийся деньгами и приехавший "гульнуть" в Ниццу, — неприязненно и брезгливо проговорил Шура. — Немедленно возьми себя в лапы, Мартын!
— Что с тобой, Кыся?! — удивилась Рут.
— Все правильно! — сказал Тимур. — Пусть все, кто хочет, живут в "Хилтоне". А мы обязаны жить в нашем старом бунгало с садиком. Да, Кыся?
Он все понял — этот Маленький Взрослый Мальчик! Я облизал его физиономию, заодно лизнул и Катьку и сказал:
— А иначе как же Браток сможет нас найти? Откуда ему знать, что такое "Хилтон"?..

* * *

Браток прищел в наш бунгальский садик глубокой ночью.
Мы лежали носами друг к другу в высокой траве, и сильно похудевший и поджарый Браток разглядывал и обнюхивал меня, всячески стараясь скрыть тот нервно-душевный раздрай, который охватил нас обоих при этой встрече.
— Может, ты жрать хочешь? — спросил я его. — Мы тут по дороге в один супермаркет заскочили — индюшку для тебя взяли. Не в "Ла раса меркадо", а в другой, забыл название. Но индюшка — вполне приличная.
— Да не... Спасибо. Я последнее время все как-то больше по свежатинке... То Свинку пришьешь, то Койота завалишь. Моя-то — с пузом, так вся охота на мне одном. А ей сейчас каждый день нужно все свежее... Вот я и того — промышляю, мать его ети!.. А как Тимурчик?
— Ничего. Нормально. Читать меня научил...
— Ну да?! А на хрена это вам, Шеф?
— Какой я тебе Шеф? Договорились же...
— Я и забыл!.. А на хер тебе читать-то, Кыся?
— Интересно, — ответил я. — Мы с ним еще в одном деле тренируемся... Сюрприз готовим.
— Чего?!
— "Сюрприз", говорю.
— А-а-а... — так и не понял Браток. — А чего это от тебя Детенышем пахнет?
— Ё-моё! Я и забыл!.. Айда покажу. Только тихонько... А то все уже спят.
Проникли неслышно в гостиную — Тимур на пороге!
— Ну вы — гады! — говорит. — А если бы я сам не проснулся?
Расцеловались они с Братком, пошли смотреть Катюшку. А она в спальне — там, где раньше жил Тимур, а сейчас Рут с Шурой спят. Там и для нашей Кэтрин кроватку поставили.
— Слушайте, ребята! — говорит Тимур. — Если я сейчас не разбужу маму и Шуру и не познакомлю их с Братком — они меня завтра живьем съедят! Я им столько про тебя рассказывал, Браток!..
— Буди! — говорю. — Только Катеньку не потревожь... А ты, Браток, не выражайся и постарайся произвести впечатление. С понтом — вроде бы совсем ручной...

* * *

... Так почти до утра и протрепались впятером: Браток, Тимур, Рут, Шурик и я.
Наша Китти всего один раз во сне захныкала. Рут ей дала чего-то попить из маленькой бутылочки, и она снова задрыхла.
А перед самым рассветом Браток встал и сказал, старательно избегая неприличных слов:
— Я, конечно, извиняюсь... Но Моя там, наверное, уже с ума сходит... Я еще там неподалеку одну Козочку приглядел. Так что спасибо за компанию. Извините, если что не так...
Облизал меня так, что я стал вроде как бы глазированным! И ушел.

* * *

Наташа — бывшая Векслер, а еще раньше — Мутикова, ныне — Наташа Пински устроила все! Ну как всегда.
Ее молитвами и деловитостью в "Беверли-Хиллз-отеле", в нашем бунгало появилась молоденькая, очень симпатичная негритяночка — студентка Калифорнийского университета, которая говорила на английском, испанском, французском и немецком и подрабатывала в фирме по уходу за очень маленькими детьми. То, что нам было нужно!
Катька была пристроена, Рут могла распоряжаться собой, как угодно — чистить перья к торжественному вечеру; в каком-то безумно дорогом районе, который перевернул моё представление о Лос-Анджелесе, как об "одноэтажной Америке", в пункте проката вечерних туалетов выбрать себе платье, а Шуре — смокинг. У Джека смокинг, оказывается, был собственным. С прошлого дня рождения.
Нас же с Тимуром неугомонная Наташа посадила в машину и повезла на "Парамаунт". Там в пошивочных мастерских при гигантских костюмерных нам с Тимуром были тоже заготовлены праздничные наряды. Об этом заранее позаботилась Наташа, позвонив сюда еще из Нью-Йорка.
Выяснилось, что они вместе с Рут обмерили спящего Тимура и факсом отослали на студию его размеры. Ну а уж изготовить для Тима курц-фрак (это без задних хвостатых фалд и только лишь по пояс.) для студии было плевым делом.
Мне тоже сотворили смокинговый пиджачок с белой манишкой и "бабочкой". Слава Богу, догадались не надрючивать на меня портки!
Наши костюмы подогнали прямо на нас и сделали это за три с половиной минуты...
Я посмотрелся в зеркало и остался очень доволен. Смокинг мне был даже очень — к морде!
Все это нацепили на вешалки, запихали в специальный чехол, чтобы не помялось, и повесили в машине. И Наташа повезла нас туда, где вечером будет происходить ЭТО.
— Вечером вы будете в таком зашоре, что ни черта не сможете увидеть, — сказала она.
Не скрою, самым интересным оказался зал для прессы, куда после награждения будут заходить лауреаты и отвечать на вопросы журналистов в меру своей находчивости и остроумия.
Сам я его описывать не буду.
Я честно спёр из американско-русского журнала "Вестник" кусок статьи одной тетки, которая ведет в "Вестнике" раздел "Новости Голливуда". Потом я даже с ней познакомился: наша — бывшая москвичка, сейчас замужем за одним очень симпатичным америкашкой, зовут — Марианна Шатерникова. Тетка — будьте-нате!
Так вот она написала про это гораздо лучше, чем я смог бы сам рассказать. Вот этот украденный кусок:
"... На мой дилетантский взгляд, наша комната выглядела как зал управления космическими полетами. Вся она была тесно уставлена длинными столами, за которыми сидели 200 журналистов. Перед каждым красовался персональный компьютер и персональный телефон. Все деловито говорили по телефонам, одновременно выстукивая на компьютерах свои тексты. В четырех углах были развешаны телевизоры, по которым будут показывать подъезжающих к аудитории звезд. Слушать же приветственные вопли зрителей можно будет только через наушники, их выдают в обмен на водительские права.
Вдоль одной стены на фоне разрисованного "Оскарами" занавеса была устроена небольшая эстрада: сюда будут подниматься победители для ответов на вопросы журналистов. У другой стены стоял стол со скромной "здоровой пищей": ломтики овощей и фруктов, сандвичи с индюшатиной. Все дамы принаряжены. 99 процентов — в черном. Мужчины в смокингах и при "бабочках". У одного из-под парадных брюк выглядывали кроссовки..."

Читать дальше >>

1  ...  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80






Портал для пиарщиков и журналистов