Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть64 Реклама на сайте
 

* * *

— Теперь это нужно как-нибудь поэффектнее сообщить нашим! — сказал я.
— На хера? — прямолинейно спросил меня Браток. — Сказать, что нашли этого раздолбая, и все.
— Ах, Браток, Браток!.. — вздохнул я. — Темный ты, как не знаю что... Любое важное известие должно быть преподнесено как потрясение! Вот в чем сила Искусства!..
— Чего-о-о? — Браток и слова-то такого не слышал.
— Глянь-ка, — говорю я ему, — окно в гостиную открыто?
— Ну?
— Я тебя спрашиваю: "Окно в гостиную открыто"?! Чтоб тебя!
— Я и говорю: "Открыто!"
— Если я сяду на тебя верхом, ты сможешь со мной впрыгнуть через это окно в гостиную?
— Не смешите, Шеф. С дерева на балкон прыгали, а тут... Хули тут прыгать-то? Залезайте!
Я влез ему на холку, обхватил сколько мог передними лапами его толщенную шею и говорю:
— Давай! Только не порушь там чего...
— Счас, — говорит Браток. — А почему не войти в дверь? Она тоже открыта.
И тогда я вспомнил одну из фраз Шуры Плоткина, которую я понимал не до конца, но жутко уважал. Сейчас мне показалось, что она будет очень даже к месту:
— Видишь ли, Браток, "в Искусстве важен не сам факт, а показ факта". Валяй!!!
Он даже не подошел поближе к окну, этот Горный Лев! Он и не подумал сократить расстояние своего прыжка, этот невероятный Кугуар!.. Этот чертов Пум-Беспределыцик просто оттолкнулся чуть ли не со средины нашего садика, просвистел со мной хрен знает какое расстояние по воздуху, пролетел сквозь открытое окно и мягко приземлился в гостиной, тормозя всеми четырьмя лапами так, что я едва не шваркнулся через его голову.
Реакция зрителей нашего с Братком спектакля была для нас более чем неожиданной!
Три дырки трех пистолетных стволов уперлись нам чуть ли не в морды, а Джек еще и успел перекрыть Наташу своей квадратной спиной...
Первым пришел в себя Боб. Он спрятал пистолет себе за спину и спросил нас:
— Какая муха вас укусила, джентльмены?
— Какого черта?! — заорал на нас Джек.
— Вы в своем уме? — переводя дух, сказал нам Пит и засунул свой пистолет куда-то под мышку. — А если бы кто-нибудь из нас выстрелил? Почему не в дверь? Она же открыта!..
Браток выразительно посмотрел на меня, дескать, "я же говорил!", но не заложил, корефан, не продал — промолчал.
Я понимал, что срежиссировал эффектную подачу открытия не слишком удачно.
Теперь была надежда только на самую первую реплику! Никаких завитушек. Все предельно просто.
— Мы нашли Русского! — сказали мы с Братком хором.

* * *

... И сполна насладились желаемым результатом. Реакция наших "зрителей" на эту реплику полностью искупила все провальное начало нашего представления. Ах, жаль, что Тимурчик уже спал!

* * *

Мы все рассказали про Пусси! Особенно про то, что она пахнет РУССКИМ! Учитывая присутствие Наташи, мы ловко умолчали обо всех подробностях этой секс-встречи. Все звучало невинно и просто: "Встретили в тренажерном зале нашу бывшую ленинградку. Теперь она здесь "звезда", снимается из фильма в фильм. Зовут — Пусси. Пахнет тем РУССКИМ УБИЙЦЕЙ!"
— А может, все русские так пахнут, и вы что-то путаете? — усомнился Пит.
— Почему-то ни от Тима, ни от Наташи УБИЙЦАМИ не пахнет! — желчно заметил я. — А они очень даже русские!..
— Я прекрасно знаю эту Пусси, — сказала Наташа. — Эта голубоглазая Кошечка как-то в одночасье покорила весь Голливуд! На нее теперь даже сценарии специально пишут... Я только не знала, что она русская. Хозяйка-то ее — стопроцентная американка. Обожает свою Пусси! И есть за что... В достаточно короткий срок Пусси дала ей возможность купить дом у океана и одеваться на Родео-драйв. А это, как известно, не каждый может себе позволить... Она очень милая, состоятельная, одинокая и вполне доступная дама...
— И когда-то работала в России, — добавил я. — И охранником там у нее наверняка был этот самый Русский убивец!
— Ни хуя себе залепуха, а, братва?! Я знал, что вам это понравится! — позабыв о присутствии Наташи, сказал Браток.

* * *

Адрес миссис Хеллен Форд — так звали Хозяйку нашей голубоглазой Пусси — был выяснен в течение полуминуты, а за ее домом в фешенебельном районе прямо у океана уже к середине ночи было установлено такое плотное наблюдение, обеспеченное самой что ни на есть современной аппаратурой слежения и прослушивания с больших расстояний, что войти в дом миссис Форд или выйти из него незамеченным мог, наверное, только лишь Микки-Маус величиной с кухонного таракана!
Так нам сообщил по телефону Пит Морено, который уже находился у себя в отделе перед компьютером и внимательно изучал досье Хеллен Форд, а заодно и прояснял круг ее знакомых.
Когда он, бедняга, ляжет спать — было совершенно непонятно!
Джек Пински попросил Боба остаться у нас ночевать — на всякий случай, — а сам повез Наташу Векслер домой...

* * *

Вернулся Джек под утро, и от него ТАК пахло Наташей, что мы с Братком спросонья уставились на Джека в каком-то оцепенении!
Ни одному Человеку, даже с самым обостренным и тончайшим обонянием, никогда ТАКОГО понимания запахов не постичь. Во-первых, потому что Джек Пински был предельно чистоплотен и мог пахнуть только самим собой и своим пистолетом. А во-вторых... Да какого черта мы будем так уж скромничать?!
Все-таки мы с Братком — Коты. Хотите вы этого или не хотите, мы — Существа Высшего порядка! И нам доступно то, чего ни один Человек не сможет достигнуть даже в условиях беспредельно развитой Цивилизации!..
Однако это ни в коей мере не умаляет моего прекрасного и уважительного отношения к Людям, которых я люблю. Не всех. Но очень многих...

* * *

Утром ехали на съемку в Сан-Хуан-Капистрано — доснимать общие планы с самолетом и кое-что переснять, но уже со мной.
Как и положено, продюсеры Стив и Бен, режиссер Клифф Спенсер и "Директор оф фотегрефи" (по-нашему — Главный кинооператор) Игорь Злотник посмотрели уже отенятый "натурный" материал на экране, и почти все кадры с моим перекрашенным Котом-Дублером-Каскадером их не устроили. Подозреваю, что это произошло с ними со всеми после вчерашней съемки — "Драка с террористами в квартире Девушки Глаши и Кота Миши"...
На экране они увидели хорошую, чистую и профессиональную работу Кота-Каскадера, а вчера воочию наблюдали, что могу сделать Я! И несмотря на то что любая, а особенно такая, пересъемка стоит жутких денег, все четверо — Стив, Бен, Клифф и Игорь — решили переснять все воздушные сцены с Мартыном!
Час тому назад в отель позвонила Наташа и на удивление свежим и бодрым голосом сказала, чтобы мы ехали туда своим ходом, а наш замечательный "Стар вагоне", наш чудесный трейлер, нашу замечательную квартирку на колесах, со всеми мыслимыми и немыслимыми удобствами, пригонят прямо туда — на аэродромчик вблизи океана. Чтобы в перерывах между сценами мы могли бы там отдыхать и даже репетировать очередную сцену с режиссером...
Ехали мы одной машиной — "линкольном". Боб сидел за рулем, Джек рядом с ним, я по привычке на спинке переднего сиденья, опершись лапами на плечо Джека, а Тимурчик с Братком ютились сзади.
После официального включения Братка в состав съемочной группы его перестали запихивать в багажник, и он, скрючившись, лежал за передними спинками на полу машины, а Тимур валялся на заднем сиденье и читал о себе, вернее, о своем заточении у террористов в половцовском альманахе "Панорама". Теперь, когда мы познакомились с Сашей Половцом и он напечатал "Беседу с Котом Мартыном", мы, никогда раньше не читавшие газет, стали очень даже интересоваться русско-американской прессой. Мне бы еще научиться хоть немножечко читать — вы бы меня просто не узнали!
Браток лежал на ковровом покрытии пола машины, очень неловко поджав под себя хвост и лапы, и шумно, капризно страдал. Ну недостаточно широк был "линкольн" для Братка, и все тут!.. А еще выяснилось, что Браток — гигантский Кот, способный невероятными прыжками перелетать с одного дерева на другое, прямо с земли запрыгивать на второй этаж и запросто спрыгивать на землю с третьего, имел одну весьма распространенную особенность — в автомобиле его мутило и укачивало, как беременную Кошку!..
Первая "ночь любви" явно сломала Джека. Он дремал, откинувшись на подголовник и привалившись щекой к моей лапе. Сзади шуршал газетой Тимур, постанывал и склочно, по-Животному матюгался Браток, угрожая всем, что сейчас наблюет на пол...
— Меньше жрать надо! — строго сказал я ему. — А то обрадовался студийной халяве, чуть ли не всю баранью ногу сожрал и хочет, засранец, чтобы ему было хорошо!.. Только попробуй наблевать — сам и убирать будешь.
— Конечно... — заныл Браток. — Теперь каждый наехать может!.. А чтобы предупредить, дескать, "не переедай, Браток...", так нет. А еще Шеф называется...
С момента зачисления Братка в группу оба наши холодильника — и в отеле, и в трейлере — ломятся от студийной жратвы Братка!
— Может, за тебя еще и погадить?! И жопу тебе подтереть?! — разозлился я. — Заткнись и лежи, дефективный!
Давненько хотел я вставить это словечко... И чтобы как-то разрядить накаляющуюся обстановку, я спросил у Боба:
— Боб! А трюкачам дают "Оскаров"?
— Нет, Мартын. К сожалению, не дают... Хотя это, я считаю, и несправедливо. Тем более сейчас, когда в массовом кинозрелище главенствует ТРЮК! — ответил мне Боб.
— А почему? — удивился я.
— Думаю, от элементарного высокомерия. Когда я еще работал на "Уорнер бразерс", Брюс Девис — исполнительный директор Академии кино — даже позволил себе сказать нам такую хамскую фразу: "Как можно давать "Оскара" людям, которых взрывом выбрасывает в окно?"
— Вот свинство! — возмутился Тимур. — Прямо расизм какой-то!
— И все заглохло? — открыл глаза Джек.
— Да нет, — усмехнулся Боб. — Режиссер Сидней Люмет, актеры Дастин Хоффман, Марлон Брандо, Арнольд Шварценеггер и еще куча знаменитостей подписали петицию, чтобы трюкачей стали наконец принимать в Академию. Борьба длилась шесть лет и закончилась тем, что четырех каскадеров из двух с половиной тысяч, работающих в Голливуде, все-таки приняли в Академию! Теперь ребята ждут, когда их там станет больше, и образуют свою секцию. Вот тогда и посмотрим...
— Мне плохо... — вдруг томно проговорил Браток.
— Останови машину, Боб, — сказал я. — Баранинка просится на травку. Погулять.
На обочине фривея мы распахнули все дверцы — чтобы Браток мог выскочить из машины в любую сторону. В охлажденный салон "линкольна" хлынула утренняя калифорнийская жара.
Но Браток не испачкал линкольновские ковры. Он, бедняжка, даже не вылез из машины, а просто свесил голову наружу и...
Боб достал из бардачка пластиковый супермаркетовский пакет, завернул его края, сделал не таким глубоким, каким он был, и вдвоем с Тимурчиком они вылили в пакет большую литровую бутылку минеральной воды. После того как Браток "облегчился", Тимур и Боб, удерживая пакет с минералкой четырьмя руками, напоили из него несчастного Братка.
Тому так понравилась газированная вода (я ее терпеть не могу!), что он выхлебал весь литр, вылизал пакет изнутри и попросил еще. Но воды у нас больше не было, и мы покатили дальше.
— Теперь жрать охота! — окрепшим голосом удивленно проговорил Браток.
— Обойдешься, — строго сказал я ему.
Сам же, в душе, как-то очень даже уважительно пожалел эту огромную, мощную, но абсолютно Дикую Божью Тварь, на которую вдруг совершенно неожиданно свалился весь чудовищный груз Цивилизации.
А вот Он — ничего: и в автомобилях ездит, и оружием вокруг него постоянно воняет, телевизоры его окружают, телефоны, компьютеры, кинематограф!.. И Он, Пум-Браток, будучи безжалостно вырванным из своей привычной горно-дикой родной Среды, вынужден вместо себе подобных Пумих-Кугуарих трахать какую-то разнузданную Шимпанзе и совокупляться с восторженной идиоткой длинноволосой Собакой Колли; жрать, Не Убивая, а доставая жратву из холодильника; гадить не там, где ему захочется, а где ему укажут, — вчера, например, в трейлере первый раз в унитаз "сходил" и даже воду за собой сумел спустить! Естественно — с моей подачи...
Но что еще замечательно! Он — Хищник, Убийца, Бандит-Беспредельщик, безоговорочно принял меня как своего Шефа, признал Мое главенство над собой, что, кстати, с моей точки зрения, совершенно естественно! Ибо несмотря на очень разные весовые категории — мы с ним все-таки ОДНОГО КОТОВОГО ВИДА... Но помимо Видовой общности, я стал его "Шефом" еще и потому, что мы, Коты, живем такой Жизнью, в которую он попал только что, веками! И вся та Цивилизация, с которой я начал, развивалась вместе с нами, Котами. И подозреваю, что не без нашего участия и влияния.
А разве не важно, что Он сумел насмерть полюбить двенадцатилетнего Ребенка? Разве можно пройти мимо того, что Пум, я бы сказал, очень продуктивно сотрудничает с Полицией в борьбе с международным терроризмом?! С Полицией, которая имеет строжайший приказ — при любом удобном случае отстреливать таких, как Он!..
Какой же могучей нравственной и волевой закваской нужно обладать, чтобы вот так, иногда с треском и скрежетом, но вписаться в категорически иной, чуждый и неведомый тебе пласт Жизни?!
В это мгновение Тимур сдернул меня со спинки переднего пассажирского сиденья, прижал к себе и зашептал мне в мое рваное ухо, путая английские слова с русскими:
— Ох, Кыся... Какой ты умный!.. Как ты прав! Ну просто — потряс! Равных нет... Как я тебя... Ну просто слов нет!!!
А Браток, лежащий у нас в ногах, поднял голову, посмотрел на меня этак "увлажненно" и тихо сказал по-Животному:
— Спасибо на добром слове, Шеф...
И скупая слеза Хищника выкатилась у него из уголка глаза.
"О ч-ч-ч-ч-черт!.. Да пошли вы все к такой-то матери! Насобачились, засранцы, просекать чуть ли не все, что у меня в башке крутится, ну просто спасу нет! Могу я хоть полчаса побыть сам с собой наедине или нет?!" — подумалось мне.
— Пожалуйста... — виновато сказал Браток.

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100