Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть63 Реклама на сайте
 

* * *

Когда мы все — Наташа, Джек, Тимур, Боб, Браток и я вернулись после съемки со студии в отель, на автоответчике нас ждали несколько записей звонивших нам Людей.
Первый звонок был от Морта Пински — Джекова брата. Он вернулся со всеми своими внуками и Айрин откуда-то, куда его на время наших "боевых" событий упрятал Пит Морено. Морт приглашал в гости. Из некоего калифорнийского захолустья он приволок целую коллекцию феноменальных вин и требовал их немедленного и совместного распития!..
Второй звонила из Нью-Йорка Рут. Продиктовала нам номер телефона в своей больничной палате и просила отзвониться с учетом разницы во времени.
Вот эту "разницу во времени" — я никак не могу взять в толк! Ну как это может быть: если у нас сейчас в Лос-Анджелесе девять часов вечера, то в Нью-Йорке уже полночь?! А предположим, в Мюнхене — у Фридриха фон Тифенбаха — вообще шесть часов утра?.. А у моего дорогого Водилы, в Санкт-Петербурге, как безуспешно пытался объяснить мне Тимур, — уже черт знает сколько ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ?! Хреновина, которая может любого Кота свести с ума и подорвать его веру в свои неограниченные возможности. А это очень вредно для кого бы то ни было. Тем более для Котов!
Третий звонок был от Пита Морено. Он у сына в Медицинском центре и ждет нашего звонка на свой сотовый телефон, как только мы вернемся в отель.
Четвертый и последний звонок был просто отвратительным!
Чей-то противный, но явственный шепот с очень хорошим английским и почти неуловимым восточным акцентом, мерзко подхихикивая, сообщал нам всем, чтобы мы не очень восторгались тем, что захватили тридцать шесть членов "Армии Защиты Исламских Свобод", ибо тридцать шесть рядовых воинов Аллаха — всего лишь крохотная капелька в незамутненном, как слезы, Мировом океане гнева и ненависти ислама, пропитанного духом джихада и Священной веры в Победу зеленого знамени на всей территории "белой" Америки!!!
Последнюю запись мы прослушали несколько раз и долго молчали. Первой нарушила наше молчание Наташа Векслер.
— Я, сколько себя помню, — очень несмелый человек, — сказала она. — Но если бы этот звонок прозвучал бы не столь пышно и чуть менее театрально, я, наверное, испугалась бы гораздо больше. Хотя мне и сейчас не по себе...
Вот тут у всех на глазах наш невозмутимый Джек обнял Наташу за плечи, прижал ее к себе и коснулся губами ее виска.
И Наташа, будучи одного роста с Джеком, как-то умудрилась посмотреть на него СНИЗУ ВВЕРХ, да так нежно, так благодарно, что нам всем вдруг захотелось отвернуть свои морды и лица.
Я думаю, что такое доступно только Умным Женщинам — вдруг уменьшиться в размерах и дать возможность хоть и квадратненькому, но, прямо скажем, невысокому Мужичку почувствовать себя могучим гигантом, способным защитить СВОЮ Женщину от чего угодно!

* * *

После звонка Боба в Медицинский центр Пит примчался минут через сорок. Ему тут же дали прослушать последнюю запись на автоответчике, и Пит переписал ее на свой диктофон. И сказал:
— Если бы вы только знали, как мне накрутили хвост в Управлении за то, что я не поставил этих мудаков... Прости, Наташа! Этих мудаков из F.B.I. в известность о существовании у нас такой организации и не подключил их к ее ликвидации!.. А то они сами не знают?! Они же ждут, что мы приволочем им на тарелочке всю нашу разработку, а потом они, под грохот канонады, уложив в одну могилу и правых, и виноватых, сделают последний завершающий мазок в этой пропитанной кровью картинке... Ладно! Дела потом. Что в этом доме есть выпить?
— Все! — гордо ответила Питу Наташа. — Я еще на студии успела закупить джин, виски, "Севен-ап" Тиму, а себе кампари.
— О ч-ч-черт!.. — выругался Джек. — Еще с твоими деньгами бегать нам за выпивкой!.. Чтобы ты этого больше никогда не делала.
— Ну, если вести отсчет по получаемым гонорарам, то придется тогда гонять за выпивкой мистера Кысю. Он у нас на положении "звезды", ему и платят соответственно. Мартын, ты согласен ходить в лавку за виски?
— Нет, — ответил я. — За виски — не согласен. А вот за кампари для тебя — в любую секунду!..
— Какой джентльмен!.. — всплеснула руками Наташа, с трудом подняла меня и поцеловала в нос. — Потрясающе!..
И, должен признать, мне это было очень даже приятно.
Боб и Тимурчик готовили на кухоньке специальное китайское блюдо — креветки со спаржей под белым соусом. Для приготовления этого соуса Боб из дому захватил несколько цветных пакетиков — ну точь-в-точь как нераспечатанные презервативы! Я их одно время у Шуры видел — немерено.
На вопрос Тимура "Что это?" Боб коротко ответил: "Китайские вкусные порошки", и тут же облаял Тимура за то, что тот плохо вычистил спаржу...
Наташа уже вовсю накрывала на стол в гостиной, и Джек не очень расторопно, но достаточно трепетно и нежно ей помогал.
Перетрахавшийся с Собакой Колли по имени Лесси Браток, попукивая, дрых уже под диваном. Не скрою, пришлось его растолкать и выпереть с его храпом и пуканьем в садик...
Когда же все наконец уселись, Наташа весело оглядела стол и, кого-то процитировав, сказала, что это бунгало в "Беверли-Хиллз-отеле" постепенно превращается не то в клуб "Знаменитых капитанов", не то становится "общежитием имени монаха Бертольда Шварца"...
Никто из нас ни хрена не понял юмора, и Наташино веселье так и повисло в воздухе. Но я понимал, что Наташа имела в виду: с трудом, но я вспомнил, что "Клуб знаменитых капитанов" — была такая детская радиопередача в России, а фразочку с этим "монахом" я уже когда-то слышал от Шуры.
Почувствовав неловкость за всех окружающих, я тут же поспешил сказать Наташе:
— Ты абсолютно права! Я прекрасно помню эту передачу с капитанами (полная липа!) и вот только забыл фамилии тех двух писателей, которые сочинили про Бертольда Шварца.
Что было совершеннейшей правдой.
— Кыся! Ты — гений... — потрясенно проговорила Наташа. — Тим, дружочек! Пожалуйста, повтори мне перевод последней Кысиной фразы...
Все в упор уставились на Наташу. А Тимур слегка растерянно огляделся, словно хотел спросить: "Говорить ей или не говорить?", и все-таки сказал:
— Наташа, я уже минут десять молчу как рыба. Я ничего тебе не переводил. Ты прекрасно говоришь с ним сама... Скажи, Мартынчик!
Ну я и сказал... Вернее, повторил.
— О дьявол... — слабым голосом проговорила Наташа и опрокинула в рот весь стакан с кампари. — Я, кажется, лишаюсь рассудка.
— Наоборот, — успокоил я ее. — Общаясь со мной напрямую, ты очень сильно расширяешь диапазон своего мышления, ибо у нас, у Котов...
— Расхвастался! — желчно вставил Джек.
— Ты просто ревнуешь, — нахально огрызнулся я.
— И не без оснований! — рассмеялась Наташа.

* * *

... Потом сидели, приглушив свет, говорили о делах.
Пит с Джеком потягивали джин с тоником и льдом, Тим сонно сосал через трубочку свой "Севен-ап", а Боб и Наташа тихонько прихлебывали китайский зеленый чай с жасмином из небольших мелких пиалушечек.
Мы с Братком в саду из одной большой плошки вдвоем запивали трехсполовинойпроцентным молоком каждый свое: я — кусок отварного мяса с потрясающей косточкой, Браток — остатки сырой индюшки.
Спать хотелось смертельно! Один раз я невольно прикрыл глаза и даже ткнулся мордой в плошку с молоком. Выспавшийся Браток, бестактная сволочь, даже разоржался! Я так обиделся...
— Чего ты ржешь, мудила?! — возмутился я, облизываясь и утираясь лапой. — Ты же, засранец, только спишь, пердишь, жрешь и трахаешься! А я еще и работаю!..
— Извиняюсь, Шеф... Бля буду, нечаянно! — смутился Браток, но я видел, что его распирает веселье. — Я больше не буду...
И в это время мы услышали всего лишь одну фразу Пита Морено из их полицейского разговора:
— Если бы мы могли обнаружить следы этого Русского с нашим компакт-диском, мы могли бы выйти и на "бугров" этой шушеры, которую мы повязали... Лишь бы найти этого Русского!
Неожиданно я увидел, как из Братка мгновенно улетучилось все веселье, пасть глуповато, но сосредоточенно разинулась, уши встали торчком, а Браток поднял глаза в черное небо, будто что-то напряженно вспоминал...
И вдруг со всех четырех лап ка-а-ак сиганет отвесно вверх — ну как я, только выше раза в три, — ка-а-а-ак заорет по-Животному:
— Все, Шеф, пиздец! Я знаю, где этот Русский!!! В рот меня... Сукой буду! Век свободы не видать!..
— Точнее! — насторожился я.
— Помните, Шеф, когда вы натягивали свою Лесси...
— Лесси натягивал ты, а я пользовал Пусси. Лесси — это Собака. А я трахал Кошку...
— Какая разница, кто кого трахал, Шеф?! Кошка, Собака... Обе — бляди! Так вот, Шеф, от вашей Кошки Пусси-Лесси ПАХЛО РУССКИМ!
Меня словно озарило!
— Точняк!!! — завопил я и бросился на шею Братку. Ах, как отчетливо я вспомнил теперь ЭТОТ запах...
Как же я, старый дурак, не догадался, что меня так смутило в ворохе запахов этой лос-анджелесской кинозвезды Голливуда — урожденной Кошки-Потаскухи с пустыря перед нашим домом в русском городе Ленинграде, ныне — Санкт-Петербурге...
Как это я завалил ухо?! Я же встречался с запахами Русского убивца много раз. Первый — когда он был еще охранником у Бармена (которого сам потом и застрелил...) на круизном судне Ленинград — Гамбург. Он для нас с Водилой еще места в баре освобождал... Второй раз, когда мы с Тимуром встретили его с тем Казахским Немцем на ирландском празднике в Нью-Йорке... Потом, на пути в Лос-Анджелес, в "боинге", когда я беспечно раздавал автографы пассажирам. И четвертый раз, когда обнюхивал его следы в нашем бунгало, после их наглого вторжения в поисках книжки маркиза де Кюстина...
Браток же запах Русского учуял всего лишь один раз — когда получил задание "Русского пропустить, а Немца — тормознуть". Что из этого вышло — известно...
Ох, елочки точеные, не зря мы с Братком оба так тревожно принюхивались к этой рыженькой шалаве Пусси. Хоть она и "звезда" экрана! Что-то же нас насторожило?..

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100