Кошки

Кот и кошка

Сайт волонтеров Кожуховского приюта           Массаж на все случаи жизни

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть6 Реклама на сайте
 

* * *

... На воздухе мы действительно почувствовали себя лучше, и Сокс на правах хозяина Белого дома стал мне рассказывать всякие ужасно интересные вещи!
Ну например — мы сейчас гуляем по территории площадью в восемнадцать и семь десятых акра...
На мой вопрос, что такое "акр", Сокс сказал, что точно он не знает, но это что-то ужасно большое... Зато он точно знает, что эти "акры" обслуживают тридцать шесть работников Национальной парковой службы, а что в самом Белом доме — сто двадцать три комнаты, за которыми следят, убирают, натирают полы, чистят лампы, пылесосят и заводят часы еще девяносто три работника!..
— Откуда ты все это знаешь, Сокс?! — искренне удивился я. — Неужели ты все это изучал?!
— Ни черта я не изучал! Надо больно тратить на это время... Я пару раз прошвырнулся вместе с экскурсиями по нижним этажам, послушал экскурсоводов и все запомнил!
— Какие экскурсии, какие экскурсоводы?! — поразился я. — Здесь же Клинтоны живут! Это же частная квартира... Ну, пусть большая квартира, но какие еще могут быть здесь экскурсии!..
— Кыся! Друг ты мой, Кыся-Мартын Плоткин фон Тифенбах, — покровительственно проговорил Сокс, обнаружив блистательную память на имена, свойственную, наверное, всем общественно-политическим деятелям, к каковым я безоговорочно причислил и Сокса. — Друг ты мой сердечный! Да у нас в нижних этажах Белого дома бывает до одного МИЛЛИОНА туристов в год!.. А ты говоришь, "квартира"... Содержать эту квартиру нужно? Людям деньги платить нужно? Морскую пехоту, Секретную службу, техников, электриков, совершенно секретных работников кормить нужно?.. Обязательно! Вот тебе и ответ — зачем экскурсии! Да если я тебе скажу, сколько тут вообще людей служит — ты же в обморок брякнешься! Но учти, это абсолютно секретные сведения... Тсс!.. Никому! Ясно?..
— Погоди, не начинай рассказывать, — говорю я Соксу. — Я прислонюсь к чему-нибудь или, может, просто прилягу. А то падать в обморок с трех лап мне как-то никогда не приходилось...
— Напрасно иронизируете, мистер Кыся, — склочным голосом говорит Сокс. — Да будет вам известно, что Президента и его администрацию охраняют девятьсот агентов секретной службы!!!
— Это на хрена же так много? — спрашиваю я, но в обморок не падаю.
— А у нас в Америке издавна существует очень миленькая национальная традиция — пулять в Президентов! — говорит Сокс. — Только в Белом доме пятьсот человек патрулируют внешний и средний периметр территории...
— Чего патрулируют? — переспросил я.
— Периметр, — повторил Сокс. — Ну вот где мы сейчас гуляем и вообще все вокруг... И за оградой тоже. А внутри ограды — больше ста агентов в штатском. В смысле — не в военной форме... Они охраняют непосредственно Президента, Хиллари и Челси. Ну и, естественно, меня!..
Я оглядел все вокруг — ни одной живой души.
— И сейчас охраняют? — усмехнулся я.
— А ты думал?! Доказать? — разозлился Сокс.
— Докажи!
— Мя-я-я-о-о-у-у!!! — неожиданно завопил Сокс дурным голосом.
И в то же мгновение без малейшего промедления откуда-то из-за деревьев, из-под земли, вполне вероятно, что и с неба, вокруг нас возникли человек двадцать — двадцать пять в военной форме и в пиджаках, но с совершенно одинаковым оружейным запахом! А впереди всех мчался не кто иной, как Ларри Браун...
— Что случилось, Сокс?! — заорал он на бегу по-Животному.
После этого я уже верил во все, что мне рассказывал Сокс.
И что служба безопасности может приборами обнаружить любое оружие, любую взрывчатку, какие-то там радиоактивные материалы...
Что все пакеты и письма, поступающие в Белый дом, проверяются сначала рентгеновскими лучами, а только потом вскрываются...
Что каждый год задерживаются в среднем двести пятьдесят человек с больной психикой и около четырехсот со здоровой — при попытке пронести огнестрельное оружие в Белый дом!..
А воздушное пространство над Белым домом, оказывается, охраняется даже ракетами "земля — воздух"!..
И все это была чистейшая правда!!!
Сокс мне наврал только одно — то, что все эти сведения были АБСОЛЮТНО СЕКРЕТНЫМИ...
Наоборот, они были известны всем, кто хоть однажды брал в руки журнал или газету и внимательно читал всякую хреновину о Белом доме и его обитателях. Кстати, в том числе и о Соксе...
Мне потом Тимурчик показывал десятка полтора русских газет, выпускавшихся в Нью-Йорке, которые с удовольствием печатали эти все "СОВ. СЕКРЕТНЫЕ" сведения и жуткие грязные подробности из жизни Первого Семейства Америки.
Справедливости ради нужно сказать, что американские газеты печатали и того хлеще и тошнотворнее!..
— Самое противное, что они берут из жизни нашего Билли какой-нибудь действительный случай, очень давнишний, и вокруг этого случая потом накручивают дикое количество лжи и домыслов, — сказал мне Сокс. — Способ испытанный и проверенный на многих политиках — если нужно подмочить ему репутацию или вовсе убрать с политического Олимпа... Хорошо еще, что НАШ и сам не промах — его у нас здесь называют — "подлинный виртуоз выживания"!.. А уж через что он только не прошел, бедняга...
Заботливые и сочувственные интонации Сокса не могли скрыть от меня и то, что ему не терпится рассказать про Клинтона хоть какую-то неблаговидную историйку. Ибо, помимо неосознанного непрощения Клинтонам своего КАСТРАТСТВА (можно так сказать?..), Сокс был еще и НЕВОСТРЕБОВАННЫМ СПЛЕТНИКОМ.
Действительно, кому и что мог поведать Сокс из всего того, что он знал про Белый дом? Челси, которая в нем души не чаяла? Так та просто не стала бы никогда его слушать. Потому что отца она обожала до беспамятства — это было видно невооруженным глазом. Кому еще? Хиллари?.. Так у Хиллари были, наверное, и свои источники информации. Покруче Сокса!.. Охране Президента? Уж охрана-то знала про Билли Клинтона раз в сто больше, чем Сокс!..
И все сплетни, которыми Сокс был нафарширован, оказывались никому не нужными... А они его переполняли до образования желчи!
Но тут вдруг появляюсь Я! Так сказать, "свежий объект", несколько взломавший привычный и в какой-то степени замкнутый мир Белого дома. Да к тому же "объект" стопроцентно родственной породы!..
Ну как тут было удержаться от сплетен?!
— Помню, в Арканзасе, когда я был еще совсем Котенком, а Билли губернатором, и вот-вот должна была начаться президентская выборная кампания, где решалось, будет Клинтон Президентом Америки или нет, наши противники отыскали всех мало-мальски известных женщин, с которыми когда-либо наш Билли путался. Они нашли и Дебору Матис — молодую журналистку из Арканзаса, и Элизабет Уорд — королеву красоты и "Мисс Арканзас", и Сюзанну Уайтейкер — личного секретаря Клинтона, и Леноколу Салливан — тоже "Мисс Арканзас" — красавицу мулатку!..
Я тут же вспомнил Рут Истлейк, которая была наверняка красивее всех баб Клинтона, и честно сказал свое мнение:
— И я его отлично понимаю! Молодой, красивый, спортивный мужик... Играет на саксофоне... Какого черта?!
— Но этих девок так раскрутили, что они стали давать на Билли какие-то грязные показания!.. — вскричал Сокс. — А Дженнифер Флауэрс про свой роман с Клинтоном даже книгу написала. Называется — "Страсть и предательство"!..
"Более пошлого названия эта бездарная корова придумать не могла!.." — сказал бы мой Шура.
— Причем подробности в книжке жуткие! — Сокс огляделся и понизил голос: — И — как он ее!.. И — куда!.. И сколько он может! И как он неутомим, и какой он гениальный любовник!.. Мало того, эта Дженнифер в мае девяносто четвертого даже аудиокассету выпустила с записью своих разговоров с нашим Билли! Кассета до сих пор в продаже...
— Елки-моталки! — завопил я в восторге. — Да ведь только такого Человека и нужно держать в Президентах!!! Который хоть что-то может!.. А не пердит от старческого недержания и не окружает свое кресло разными прохиндеями и ворюгами!..
— Мистер Плоткин фон Тифенбах, — неожиданно официально и, я бы даже сказал, сурово прервал меня Сокс. — Америка — страна строгих и незыблемых традиций...
— Ну да, стрелять в Президентов!.. — успел вставить я, но Сокс даже внимания на это не обратил.
— Может быть, для иностранца наши традиции покажутся несколько пуританскими, но у нас вот такие прыжки по бабам очень и очень не любят, — строго закончил Сокс.
— Да пошел ты!.. — сказал я ему и еле удержался, чтобы не сказать куда. — "Липа" это все, понимаешь?! Вранье и беззастенчивое ханжество! Если бы ваш народ ЭТОГО НЕ ЛЮБИЛ — откуда у вас было бы столько Людей на улицах?! ЭТО все любят! Все! Все! Все!
— Ну, "все" — это слишком сильно сказано, — проговорил Сокс, делая вид, что разглядывает какую-то щепочку, валявшуюся в траве. — Некоторым на ЭТО глубоко наплевать!
Хотелось мне ему сказать, что наплевать на ЭТО могут — только те, у кого яйца уже давно в помойке. А настоящему Коту или мужику ЭТО до глубокой старости интересно! Так как в ЖИЗНИ ЭТО и есть самое ГЛАВНОЕ. Потому что ЭТО и есть сама ЖИЗНЬ!..
Тут я сам малость подзапутался, но не сказал Соксу ни слова — боялся его обидеть. Постарался выбрать слова помягче:
— Ты прости меня, Сокс, но не следует рассуждать о вещах, о которых ты не имеешь понятия...
— То есть как это я "не имею понятия"?! — вскинулся вдруг Сокс. — Да я сотни раз наблюдал за этим процессом — и у Кошек, и у Собак, и у Людей!..
— Ну, Кошки и Собаки — понятно, но вот где ты Людей-то видел во время ЭТОГО самого дела? — удивился я.
— Господи! — возмущенно стал защищаться Сокс. — Да мало ли агентов секретной службы трахают наших горничных где ни попадя?! Или парковая служба совокупляется летом во время покоса травы или ухода за клумбами!.. А что на кухне творится, в прачечных, на посудных и постельных складах?! Да не проходит и дня, чтобы кто-нибудь кого-нибудь не отпользовал!.. Да я про это все знаю! Еще и тебя мог бы научить!..
Вот тут я не выдержал и сказал ему:
— Знаешь, Сокс, ты мне напоминаешь старого еврея, который бегал по бортику плавательного бассейна и всех учил, как нужно плавать. А когда его спросили: "Рабинович, вы так хорошо умеете плавать?" — он ответил: "Нет, плавать я не умею, но знаю КАК!"
Это был коронный анекдот Шуры Плоткина. Он как-то в Москве, в одном крупном издательстве, где готовилась к печати его книжка, сборник лучших рассказов и фельетонов, поведал этот анекдотец главному редактору издательства, когда тот потребовал от Шуры переработки почти всей рукописи.
Книгу тут же выкинули из типографского набора, а вахтерам было приказано не пускать Плоткина даже на порог этого издательства.
Помню, я еще ему тогда сказал:
— Шура ты, Шура!.. Ну неужели ты не мог сдержаться и не хамить этому редактору? Тем более что он — главный... Ну сделал бы две-три поправочки, глядишь, он и отвязался бы... А мы сейчас уже имели бы книжку в руках и деньги в кармане. Могли бы за квартиру заплатить, за свет, за газ... И вообще — КНИЖКА есть КНИЖКА! Это тебе не фельетончик в "Вечерке" или рассказик в "Часе пик". Сам же говорил... Сам же о КНИЖКЕ мечтал!..
А Шура, помню, тогда мне ответил:
— Знаешь, Мартышка, у Александра Сергеевича, у Пушкина, в "Капитанской дочке" есть коротенький, но очень четкий эпиграф — "Береги честь смолоду". А мне уже за тридцать... Все! Молодость прошла. Так ты представь себе — как мне-то, в моем возрасте, нужно беречь эту честь!..
Помню, я на него с такой безнадегой лапой махнул, и мы оба рассмеялись. А потом поскребли по карманам и поперли в лавочку — за моим "хеком мороженым безголовым" и за бутылкой портвейна "Агдам" для Шуры. Он какую-то девицу в гости ждал...
Но то ли Сокс не был сейчас расположен к юмору и иронии в собственный адрес, но он сделал вид, что даже не слышал эту мою хохмочку.
— Мне не хотелось бы быть превратно понятым, — сказал он. — Я далек от осуждения ЭТОГО АКТА. Просто мне это — неинтересно. Хотя у меня и есть одна приятельница — Кошка Зяма, из очень приличной и состоятельной семьи...
— Погоди, погоди, Сокс!.. — всполошился я. Не пристает ли к Соксу какой-нибудь педик? — Но Зяма — это же мужское имя?!
— Когда ее взяли в тот дом Котенком, все думали, что это ОН. И назвали Зямой, а потом выяснилось, что это ОНА... А к имени уже привыкли... Отсюда и Зяма. Так вот, Зяма часто заходит ко мне, мы с ней играем, болтаем, немножко даже ласкаемся, но, конечно, чисто платонически...
— Чего-о-о?! — Я впервые в жизни услышал это слово. — Как вы ласкаетесь?
— ПЛА-ТО-НИ-ЧЕС-КИ! — раздельно и презрительно произнес Сокс. — Ну, без всяких этих ваших штучек... Кстати, она должна вот-вот подойти. Сейчас как раз наступает ее время...
Не успел Сокс и закончить фразу, как из-за дерева, с подветренной стороны (то-то я ее не унюхал сразу!..) появилась рыжая отменная Кошка с таким блядским и охочим глазом, что у меня аж хвост затрясся мелким бесом!
И тут же изнутри толстенного дерева, у которого мы трепались, раздался негромкий хрипловатый голос:
— Прошла Зяма. Регистрируете?
И кто-то там же, внутри дерева, но явно издалека ответил:
— Регистрируем. Продолжайте наблюдение.
— Видеокамеру включать?
— Нет. Каждый день одно и то же — прыжки и принюхивания. Только пленку зря тратим...
— Вас понял. Наблюдение продолжаю. — Толстое дерево заткнулось, а Сокс так спокойненько мне и говорит:
— Не пугайся. Мы нечаянно оказались рядом с одним из скрытых постов. А теперь познакомьтесь — это Кыся, мой новый друг. А это — Зяма, моя старая приятельница...
— Привет, ребята! — сказала Зяма и сразу улеглась перед нами в жутко соблазнительной позе. — А я вас только что по телевизору видела!..
И рассказывает нам, как всего сорок минут тому назад она, Зяма, села вместе со своими Хозяевами перед телевизором — посмотреть вечерние известия (Зяму почему-то очень интересовало положение в Камбодже...), и чуть ли не по всем каналам "Континентел кэблвижен" показывали нашу драку с теми двумя Псами-идиотами! Причем комментарии на каждом канале были крайне разноречивы.
Начиная с того, что, дескать, это мы с Соксом сами заманили двух несчастных скотч-терьеров на территорию Белого дома и там, при попустительстве президентской охраны, изгрызли бедняжек чуть не до белых и чистых костей!..
Была версия об арабско-Собачьих террористах, специально подосланных одной экстремистской организацией для нападения на члена семьи президента Клинтона — Первого Кота Америки Сокса, которого мужественно и самоотверженно защищал вывезенный из бразильских тропических лесов Южной Америки, с самых верховьев Амазонки, свирепый огромный дикий Кот, питающийся исключительно только Собаками, который и решил исход схватки!..
Были и опровержения. Сообщалось, что Соксу помогал биться с Собаками-налетчиками какой-то Новый Русский Кот, прибывший в Америку вместе с депутатами Российской Государственной Думы на завтрашний деловой президентский прием в Белом доме.
Президент Соединенных Штатов Америки Билл Клинтон уже в который раз попытается свести нос к носу представителей парламента России с представителями крупнейших деловых кругов Америки для возможных последующих американских инвестиций в умирающую русскую промышленность, науку и экологию.
Посол России в Соединенных Штатах из своей резиденции в Вашингтоне подтвердил пребывание в Америке группы депутатов Российской Думы, но официально заявил госдепартаменту США, что про какого-то там мифического Нового Русского Кота ему ничего не известно. Однако он склонен подозревать, что эта дезинформация — дело рук большой группы еврейских эмигрантов из России, недовольных новой политикой администрации Президента Клинтона, предполагающей значительное сокращение социальной помощи вновь прибывающим в Америку на постоянное местожительство.
Ну и так далее... Короче — абсолютная херня Собачья, не имеющая никакого отношения к истинному положению вещей. О чем мы тут же и рассказали Зяме...
Только одна телестанция — Си-эн-эн сообщила, что Кот — Кыся-Мартын Плоткин фон Тифенбах, так же как и Первый Кот Америки Сокс, сейчас находится в лазарете Белого дома и, судя по заключению профессора Джорджтаунского университета, известнейшего в Америке Котоведа мистера Эмилио Розенблат-Хуареца, проводившего последний консилиум, Коты чувствуют себя удовлетворительно и уже через сутки смогут вернуться к своим обязанностям.
К каким "обязанностям" — Котовед не сказал.

Читать дальше >>

1   2   3   4  5  6   7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30 ...  79   80






Портал для пиарщиков и журналистов