Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть56 Реклама на сайте
 

* * *

Питу Морено идея Братка не показалась такой уж бредовой.
Мало того, Пит с удивлением отметил, что самому дикому, самому кровожадному и хищному из нас всех существу — Братку — в голову пришла наиболее щадящая, бескровная и миролюбивая, я бы сказал, идея.
Но, во-первых, нужно было убедиться в том, что Тимурчик находится именно в том месте, которое мы вычислили всем скопом — от полицейских электронных определителей номеров и адресов звонящих телефонов до нашего с Братком ТЕЛЕПАРАПСИХОПАТОЛОГИЧЕСКОГО Контакта с самим Тимуром. То есть конкретно: в районе Калвер-Сити, в Рейнтри-серкл, в одном из шести четырехэтажных домов на территории бывшей киностудии "Метро-Голдвин-Мейер".
А во-вторых... Вот "во-вторых" включало в себя такую уйму моментальной специфической полицейской подготовки, что тут я со своим Международно-Котовым, но все-таки Дворово-Домашне-Телевизионным образованием просто не рискую вдаваться в подробности.
Могу говорить только о том, что видел своими глазами, в чем участвовал непосредственно, о чем слышал от Джека, Боба или Пита.
Сообщение раз! Снят тремя видеокамерами с телеобъективами подъезд белого "ягуара" к одному из шести четырехэтажных домов в Рейнтри-серкл. Того самого белого "ягуара", который в первый же день нашего прилета в Лос-Анджелес сопровождал нас от самого аэропорта до Беверли-Хиллз!
Сообщение номер два. Машина с двумя сотрудниками криминальной полиции очень ВОСТОЧНОГО вида, как говорят в России — "лица кавказской национальности", один из которых действительно был Арабом, а второй — нашим советским Армянином, приехавшим сюда лет пятнадцать тому назад. Они взяли с собой двух амбалов — хозяев лавки "Дары Дагестана" (из которой и был похищен Тимурчик!..) и достаточно долго патрулировали вокруг мечети имени короля Фахда, где уже с раннего утра было жуткое скопление народа и отыскать кого-то там было делом гибельным и невероятным...
Но невероятное произошло! Два здоровенных запуганных дагестанца увидели и УЗНАЛИ (что необычайно важно!) тех Типов, которые сегодня уволокли Тимура из их лавки!..
Этих Типов тоже сняли на пленочку. А чего? Голливуд — есть Голливуд! Уж если тут все кому не лень, от продавцов поп-корна до клерков муниципального совета, пишут киносценарии, то почему бы полиции не снимать свое кино?!
При нас же Пит отдал распоряжение фиксировать все подъезды к Рейнтри-серкл и на всякий случай перебросить туда все спецгруппы, которые сегодня таки не пригодились, когда террористы взрывали бензозаправку.
Так что снаружи нас должны были усиленно страховать.
На хрена это нужно делать снаружи, если мы с Братком будем находиться внутри "той" квартиры, ума не приложу?! Нам вполне достаточно знать, что по первому нашему зову к нам на помощь ворвутся Джек и Боб!
Когда уже начало смеркаться, Боб и Джек взяли Наташин джип, чтобы не светиться в уже знакомых террористам наших автомобилях, подъехали со стороны черного хода в наш личный бунгальский садик и там забрали нас с Братком в машину.
— Боб! Ты все взял из своего багажника? — требовательно спросил Браток.
После того как сам Пит Морено одобрил план Братка и операция по вызволению Тимурчика из заложнического плена получила официальное кодовое название "Браток", в голосе у самого Братка появились некоторые хамоватые интонации.
— Все, Браток, все, — ответил ему Боб. — То, что ты имеешь в виду, лежит прямо за тобой, за спинками заднего сиденья.
Браток малость покрутился и сказал мне сварливо:
— Шеф! Мне, бля, тут никак не развернуться, ети их мать с этой теснотой!.. Вы гляньте — все там? Или Боб чего забыл по запарке?
Я перепрыгнул через спинки сиденья, покрутился вокруг Бобова пулегранатомета, который один вонял, как куча пистолетов, увидел все, что нужно было, вернулся к Братку и успокоил его:
— Все там. Не психуй. Возьми себя в лапы!
К району Калвер-Сити мы могли проехать из Беверли-Хиллз массой путей. Но Боб и Джек решили выскочить на бульвар Вашингтона, обязательно доехать до мечети и посмотреть — не рассосался ли там народ и не пора ли нам намыливаться сразу же в Рейнтри-серкл, чтобы не упустить момент начала праздничного застолья.
Естественно, что все машины, вся агентура были связаны между собой рациями и специальными телефонами, которые даже в руки не нужно брать. Достаточно пробормотать пару слов себе в лацкан пиджака или в край воротника своей курточки, и тебя тут же услышат хрен знает где! Ручаюсь, что вы такие технические примочки видели в уйме полицейских фильмов, которые теперь идут даже по русскому телевидению...
Когда мы туда ехали, я все время пытался вспомнить: откуда мне известно и что означает слово "мечеть"?
А припарковавшись у соседнего с этой штукой дома под номером десять тысяч девятьсот пятьдесят (это вслух назвал Боб. Теперь вы можете представить себе длину лос-анджелесских бульваров!), то я сразу же все вспомнил!.."
У нас в Ленинграде, или, как теперь говорят, в Санкт-Петербурге, на Петроградской стороне, неподалеку от киностудии "Ленфильм", стояло очень похожее сооружение.
Только раза в четыре больше, выше и... Пусть меня не обвинят в "квасном патриотизме", как говорил Шура, — дескать, все, что Наше, то все Лучше!.. Нет, я за честные игры. Наше было — намного лучше!!!
Нет, и здесь мечеть была, хоть и небольшая, но тоже — очень красивая. Белая, матовая. По краям окон тоненькие серые колонны с очень простыми завитушками наверху... Минарет нарядный. По темно-голубым плиткам, покрывающим его целиком, — легкие белые арки и какие-то круглые белые штуки. А по ним золотом такие тревожные золотые закорючки...
— Сосредоточься, Мартын, — прервал меня Боб. — Выброси из головы все лишнее и сконцентрируйся на том, что нам предстоит. Я, когда иду на операцию, стараюсь не думать ни о чем другом.
— Я тоже, — сказал Джек. — Но мне это не всегда удается.
"Выброси из головы все лишнее..."
Бобу легко такое говорить. Он никогда в своем Китае не был. Родился в Сан-Франциско, и как только малость заскучает по своим китайцам и есть пара дней свободных, так сразу же садится за баранку и через несколько часов он уже у Мамы с Папой, у Бабушки, которая научила его говорить по-Животному, короче — у Своих. В привычной родственной сан францисско-китайской обстановке.
А когда я в Нью-Йорке вдруг затоскую по своему пустырю перед нашим бывшим домом в Питере, так хоть ложись и помирай. Шура это сразу просекает, начинает меня успокаивать...
— Старичок, — говорит он по своей дурацкой доможурналистской привычке. — Плюнь. Это не тоска по Родине, которую почему-то принято писать с большой буквы. Это тоска по той, прошлой нашей непутевой, но очень симпатичной житухе. Это тоска по "памяти" о твоих Котах-приятелях, о Врагах-Собаках, обо всем, что нас тогда окружало. Но, Мартын, попробуй вернись туда сейчас, и ты ни хрена не найдешь всего этого! Часть Друзей и Врагов умерли, часть из них разъехались куда глаза глядят... Все бывшие связи, которые, как тебе сейчас кажется, тянут тебя обратно — разорваны самым беспощадным образом. Оставшиеся приятели изменились настолько, что ты их просто не узнаешь... Да о чем я говорю, если даже твой ближайший и верный дружок — Бесхвостый Кот-Бродяга, уже давно не "Бродяга", а такой упакованный Новый Русский Котяра, что нам с тобой и не снилось! Я недавно от Варвары — от дворничихи нашей письмо получил. Партнер твоего дружка по бизнесу — бывший милиционер Митя — сейчас приглашает в Питер знаменитого Кошачьего хирурга-косметолога из Новой Зеландии. Будут твоему Бесхвостому имплантировать чей-то посторонний хвост. И уж давно пришили бы — денег-то куры не клюют, так твой корешок все никак не может хвост себе выбрать! От рыжей Лисы или от Чернобурки?! О Кошачьем хвосте он, видишь ли, и слышать не хочет! Ну и что? Будут тебе близки его хвостовые страсти?.. Нет, Мартынчик. Не будут. А наши районные Кошки, которые тебе небось все еще мерещатся в разнузданно-эротическом ореоле, стали старыми, жалкими, голодными и ободранными. Они сейчас за пол-Мышки готовы раскорячиться перед любым колченогим Барбосом, не говоря уже о мало-мальски приличном Коте из так называемого среднего класса... Не грусти, Мартын. Главное, что мы с тобой здесь ВМЕСТЕ! А с нами — Рут и Тимурчик...

* * *

— Шеф! Шеф!!! Во, бля!.. Не дозваться, надо же?! Шеф, очнитесь вы, ети вашу, извиняюсь, мать!.. Тимур на связи!!! — услышал я слегка истеричный голос Братка.
Елочки точеные!.. Я моментально пришел в себя, брякнулся на пол джипа, для чистоты и верности приема, как всегда, прижал к затылку уши, обхватил голову передними лапами и зажмурился. И заблажил в Пространство по телепарапсихопатологически:
— Я здесь, Тимур! Я здесь!..
— Кыся!.. Родненький мой, любименький... Меня тут в кухню перетащили, а здесь, как назло, все так пахнет — умереть! Жрать охота, целый день — ни хрена, а Браток запретил. Что делать, Кысичка?
— Успокойся и поешь, если дадут. С этим запретом Браток малость погорячился. Но поешь только СЕЙЧАС, а когда все соберутся и сядут за стол...
— Как только вся хевра съедется — ни до чего не дотрагивайся! — закричал Браток. — Одно скажи — плов готов?
— Он и пахнет, подлец! Осталось только рис заложить...
— Шеф! Если они скоро засыплют рис — сколько еще плов будет вариться? — спросил меня Браток.
— Смотря какой у них казан... Час. Может, чуть меньше...
— А "час" — это сколько?
— Пошел ты... со своими вопросами. Успеваем! Тимурчик, ты там один?
— Нет, Мартын. Тут две старухи. Лет по сто пятьдесят, во всем черном — будто в Голливуде работают. Одна готовит, а вторая сидит, как ворона на мерзлом говне, и глаз с меня не сводит. Под рукой у нее кнопочка. Стоит мне рюхнуться — она этой кнопочкой сразу же охранника вызовет. А они все с автоматами...
— А что такое "ворона на мерзлом говне"? — спросил Браток.
— Браток! Уймись ты ко всем чертям со своей жаждой знаний! — зашипел на него Джек. — Мартын! Спроси Тима, сколько там охраны?
— Я слышу тебя, Джек! Когда меня держали в комнате — из окошка двоих видел. И один здесь в квартире. Они весь этаж занимают... — прокричал Тимур, прорываясь через Расстояние.
— Ты можешь передвигаться по кухне? — спросил я.
— Что ты, Кыся! Они меня к трубе наручниками пристегнули за руку и за ногу. Писать под автоматом водят...
— Ну, сучары клейменые! — рявкнул Браток. — Они у меня своими кишками кашлять будут, суки рваные!!!
Какое-то время все мы — Боб, Джек, я и Тимур — осмысливали, как это можно "кашлять кишками", а потом раздался тихий и тоскливый голос Тимура:
— А вы скоро приедете?
— Не боись, Тим. Все будет в ажуре. До скорого! — бодро и уверенно проговорил я и поспешно отключился от Тимура.
Потому что ни бодрости, ни уверенности во мне не было ни на грош. Но Ребенок об этом не должен был знать ни под каким видом...

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100