Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть55 Реклама на сайте
 

* * *

Наташе пришлось рассказать все.
Все, кроме истории с компакт-диском...
Единогласно решили не включать Наташу в эти смертельно опасные игры.
Похищение же Тимурчика представили ей как обычный, пошлый уголовный киднеппинг — похищение Людей с целью получения выкупа.
— О черт... — простонала Наташа. — Я не собираюсь идеализировать Америку, а тем более — Лос-Анджелес! Но последнее время мне казалось, что похищения людей — это в основном прерогатива юго-востока России?!
... К этому этапу разговора с Наташей нас уже выпустили из спальни. Я вышел, как обычно, вежливо муркнул Наташе, ткнулся носом в ее руку и все.
Братка же вывели из спальни с повышенной осторожностью, предварительно попросив меня накачать его самыми лучшими словами про Наташу Векслер, в девичестве — Мутикову. И какая она хорошая, и каким она будет всем нам верным другом. И вообще...
Естественно, подготовили и Наташу.
Дескать, имеем в своей компашке совершенно "ручного" Горного Льва, "милого и ласкового" Кугуарчика, этакого "прелестного" Калифорнийского Пума "с нежной детской душой и отзывчивым сердцем"!..
Когда я еще из спальни слышал, как Боб, Пит и Джек несли всю эту ахинею, весь этот бред про Братка — Наташе, у меня в глазах стояло почему-то залитое солнцем бескрайнее поле, до горизонта усеянное мертвыми Индюками, Баранами, Козами и Собачками, погибшими от когтей и клыков Братка!
А еще время от времени в моем мозгу вдруг возникала ночь, наш бунгальский садик, молниеносный взмах толщенной лапы Братка и глухой стук рухнувшего на землю уже неживого Человеческого тела...
Но Наташе знать об этом было совершенно ни к чему.
Тем более что наш Браток вел себя очень даже пристойно. До поры до времени...
Он сидел рядом с Наташей, и та хоть и опасливо, но все-таки изредка поглаживала его по загривку и почесывала у него за ухом.
Люди почему-то считают, что нас — Котово-Кошачьих — нужно обязательно почесывать за ухом. Такое многовековое стойкое заблуждение Примитивов! Мы своей задней лапой делаем это гораздо лучше и точнее по времени — чешем у себя за ухом тогда, когда у нас там ЧЕШЕТСЯ! А не тогда, когда Людям кажется, что нам это "приятно".
Я лично этого просто не перевариваю.
А вот Браток, казалось бы, тупарь, Бандит-Беспределыцик, которому и по его горному воспитанию, и по отсутствию всех фальшивых качеств, кстати, позаимствованных Котами у Людей, сам Бог велел бы уклониться от Наташиных почесываний — ни хрена даже не рыпнулся!
Напротив — как-то сладостно прикрыл глаза и чуточку тяжеловато задышал. И обнюхивает Наташу, обнюхивает...
Батюшки-светы, думаю, уж не заболел ли наш хищный дуролом от непривычной Женской ласки?
А потом перевел взгляд пониже — нет! Не заболел, кретин полово-озабоченный! "Здоровье" из него так и прет и с каждой секундой увеличивается в размерах!!!
Я к нему подскочил и ка-а-ак тяпну его за ляжку клыками! И попер на него по-Животному:
— Совсем оборзел, Жлоб с деревянной мордой?! Хочешь, чтобы Джек тебе хвост отстрелил или еще что-нибудь?! У них там серьезные отношения наклеиваются, а ты... Это тебе Шимпанзе, что ли? Ну-ка немедленно спрячь ЭТО и прекрати сейчас же. Уволю ко всем чертям!!!
Слава Богу, кроме меня и Боба, этого никто не заметил. А Боб, не то по-китайски, не то по-Животному, я с перепугу и не сообразил по-какому, говорит Братку:
— Эй ты, сексуал-демократ!.. Отойди от Наташи. И сядь рядом со мной. И прикрой хвостом свое хозяйство, секс-символ ты наш Калифорнийский. А ты, Мартын, тоже ухо не заваливай! Ты его Шеф, ты и следи за ним.
Браток смутился, улегся рядом с Бобовым креслом, прикрыл себя ТАМ хвостом и шепчет по-Животному:
— Извините, братва... Совсем крыша поехала — Шимпа причудилась!..
Но тут его прервал телефонный звонок.

* * *

Разговор с этими Типами был совершенно омерзительным!
Они уже знали, что у нас в бунгало повыковыривали все их подслушивающие штуки-дрюки, которые они напихали нам, как предположил Джек, не без участия кого-то из отельных служащих, работающих на эту свору террористов. А еще они поинтересовались, как себя чувствует "поджаренный" лейтенант полиции Пит Морено...
Но самое отвратительное было то, что они решили заставить работать на них ни больше ни меньше как саму полицию Лос-Анджелеса!
Они, видите ли, воспользовались переданной им полицейской волной, на которой работал пришлепнутый полицией поисковый передатчик в машине Русского киллера. И нашли этот автомобиль! Только Русского там уже не было — вот в чем задачка.
Он, оказывается, еще раньше своих "заказчиков" обнаружил передатчик, примагниченный к днищу своего автомобиля, и простенько оставил его в районе Интернационального Лос-Анджелесского аэропорта, на стоянке, среди десятков тысяч других автомобилей.
В машине было обнаружено вот это письмо...
— Сейчас вы его получите, — сказал тот же голос, который звучал еще в утреннем разговоре. — Может быть, вам оно поможет отыскать этого Русского для передачи представителям "Армии Защиты Исламских Свобод". Если, конечно, вы когда-нибудь захотите увидеть своего мальчика живым...
Тут же прозвенели два коротких звонка, и из нашей факс-машины поползла страничка.
— Читай вслух, — сказал Пит Морено. — Наташа, наверное, не нужно предупреждать тебя...
— Не нужно, — прервала его Наташа.
Ну Джек и давай читать... А там написано, что Русский знает, как "заказчик" жаждет с ним встречи и тесного личного контакта. Именно поэтому он, Русский, всеми силами постарается контакта избежать. Ибо с Исламом и "воинами газавата" он уже имел счастье встречаться и в Афганистане, и в Чечне, и в бывшей Югославии, и в родном Таджикистане. И во всех этих встречах — то ли Бог, то ли Аллах его пощадил. Поэтому он не хочет испытывать терпение Всевышнего, чем и объясняется его нежелание "контактировать лично". Но если "Армия Защиты Исламских Свобод" все еще жаждет получить "русский товар", то она обязана срочно перевести в Европу, конкретно в Австрию, в Вену, в нью-йоркский филиал "Чейз-Манхэттен-банка", по адресу: Ловенгассе, сорок семь дробь четырнадцать, на счет номер такой-то, обещанные четыре миллиона долларов. Как только венский филиал "Чейз-Манхэттен-банка" подтвердит Русскому получение этих денег, Русский сразу найдет максимально безопасный (как для отправителя, так и для получателя) способ передачи ТОГО, за что будут уплачены эти деньги. Когда же "заказчики" получат "товар", то могут делать с ним все, что захотят... Даже поджарить на сковородке с беконом и залить все это яйцами — на завтрак себе и своим соратникам по священной борьбе. Если они действительно такие уж правоверные, что бекон не едят, то могут покрошить на эту сковородку с "товаром" немного баранинки. Лучше с луком...
— Остроумный, сукин сын, — пробормотал Пит Морено.
— И отменный английский! — заметила Наташа.
— Ему явно кто-то помогал писать это письмо... — сказал Боб.
— Прочли? — спросил гортанный голос из "громкой связи" нашего телефона. — А теперь слушайте! Вы отслеживаете этого Русского, в любом случае он — ваш клиент, передаете его нам и забираете своего мальчишку. Живого и целиком. В противном случае, повторяю, вы начнете его получать по частям. Вам все ясно?
— Нет, — ответил Джек. — Что это за "товар"?
Последовала недолгая пауза, а потом голос произнес:
— Зачем тебе это знать?
— Потому что разный "товар" требует разных способов поиска и отслеживания Курьера.
— Это один маленький незначительный документ.
— Который стоит четыре миллиона долларов? — спросил Джек.
— А ты считаешь, что твой Мальчик стоит дешевле?
Джек глубоко вздохнул, вытянул губы трубочкой и медленно выдохнул воздух — словно на тренировке в спортивном зале. И только потом негромко и спокойно сказал в микрофон нашего отельного телефонного пульта:
— Я считаю, что ты и вся твоя грязная банда — полное дерьмо. Опасное и вонючее дерьмо. И опасное в первую очередь для твоего же исламского мира. Для всех нормальных мусульман этой планеты, которые искренне верят в Жизнь под солнцем своего Аллаха, а не в Смерть и разрушения под истерические выкрики Его имени. Но я должен признаться, что, захватив в заложники нашего Мальчика, вы крепко взяли нас за глотку. Конечно, мы найдем для вас этого Русского, и нам наплевать, что за "товар" он для вас приготовил. Нам нужен наш Мальчик, и мы будем работать на вас в течение всего вашего праздника... Что ж... "жертвоприношение" есть "жертвоприношение". Нам не привыкать. Уже не в первый раз американская полиция проигрывает таким, как вы, как ваши подонки-адвокаты, как запуганные вами судьи, как купленные вами прокуроры... Но самое противное, когда мы проигрываем нашему либеральному законодательству. Празднуйте! И ждите своего Русского. А письмишко он вам прислал забавное...
И Джек отключил связь.
Наверное, только сейчас Наташа в полной мере осознала весь кошмар случившегося. Со слезами на глазах она подошла к Джеку, взяла его за руки и, не стесняясь ни меня, ни Братка, ни Боба, ни Пита Морено, тихо сказала:
— Джек... Если когда-нибудь тебе захочется устроить спектакль из собственной женитьбы, — пожалуйста, пригласи меня на второплановую роль "жены". Я буду очень стараться...
— Хорошо, — совершенно серьезно ответил ей Джек.
— Откуда звонили? — спросил Пит у Боба.
Тот внимательно вгляделся в дисплей ручного определителя номеров и адресов телефонов:
— Через спутник. Из какого-то движущегося лимузина.
— Значит, и факс пришел прямо оттуда — из автомобиля. Джек! Ты действительно хочешь попытаться отловить для этих сволочей того Русского, да?
Джек внимательно посмотрел Питу в глаза. Добавил ему в стакан "Баллантайна", набросал туда несколько кубиков льда и сказал:
— Пит! Я понимаю, что взрослые дети сваливаются на старых холостяков не каждый день и сразу к этому трудно привыкнуть. Потрясение достаточно серьезное. Но не до такой же степени, Пит! Как это могло прийти тебе в голову? Нам просто нужно выиграть время. Из Нью-Йорка звонила Рут, и я обещал ей, что завтра в десять утра она будет разговаривать со своим сыном Тимоти Истлейком. Она звонила из клиники, где лежит на сохранении беременности. И любое лишнее волнение может ей повредить. Поэтому завтра в десять часов утра они ДОЛЖНЫ разговаривать друг с другом, черт бы нас побрал!
Джек налил себе полстаканчика виски, опрокинул его в глотку, будто выплеснул в раковину, и сказал:
— Пит! Ты хотел поговорить с Бобом, Кысей и Братком по поводу их бредовой идеи...
— Я слушаю вас, ребята, — сказал нам Пит.
— Это не моя идея, Пит. Авторы — Кыся и Браток. Но я ее целиком поддерживаю. Необходимы только некоторая подготовка и, естественно, коррективы, — сказал Боб.
— Докладывай, Мартын, — приказал мне Джек.
— Собственно говоря, идея эта впервые зародилась в голове у Братка. Он даже кое-какой реквизит для нее подобрал, — сказал я и услышал, как Боб тихонько, почти синхронно, переводил Наташе мой шелдрейсовский на ее английский. — Я подчеркиваю это не для того, чтобы откреститься от данной идеи, а чтобы справедливо определить ее истинного Автора. Боб! Будешь переводить Братка с Животного — следи за допустимым количеством матюгов. Ему почти всегда не хватает обычных слов для выражения своих мыслей...
— Постараюсь, — пообещал Боб.
— Давай, — сказал я Братку. — Излагай свою схему!
— Чего?! — вылупился на меня Браток.
— Ну короче, рассказывай — чего придумал!
— А-а-а... — наконец врубился Браток. — Значить, так... У энтих козлов, бля, сегодня... Ну, как его, ёбть?..

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100