Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть47 Реклама на сайте
 

* * *

Однако прежде чем пересказать то, что поведал нам Джек, обязан напомнить всем следующее.
... Неподалеку от даунтауна — кучки роскошных и мрачноватых небоскребов, окруженных нищеватыми мексиканскими кварталами, где жители общаются между собой в основном на испанском языке, где-то в районе Харрингтон-драйв стоит гигантская больница, которая называется Медицинский центр округа Лос-Анджелеса и Университета Южной Калифорнии.
Несмотря на окружающее Медицинский центр латиносское убожество, территория самого центра жутко шикарная — парковые дорожки, пальмы, разная тропическая зеленуха, скамеечки — черт-те что!
Но самое главное, что еще при строительстве этой гигантской больницы на тринадцатом этаже была спроектирована "специальная лечебная палата для преступников" с решетками на окнах, с пуленепробиваемыми стеклами, с бронированными дверями и помещением для круглосуточной полицейской охраны.
Как прекрасно выразился Боб: "Такой маленький и суровый тюремный островок в теплом и ласковом океане спасительной медицины".
Вот в эту полицейскую спецпалату Медицинского центра под видом "раненного" Кугуаром "мелкого воришки", а на самом деле профессионального убийцы, был помещен сотрудник Пита Морено. Вооруженный будьте-нате, еще и с двумя помощниками-агентами из той же Комиссии по расследованию убийств, игравших роль обычных полицейских-охранников.
Ну а потом, как вы уже знаете, полиция навешала всем газетам лапшу на уши, чтобы выманить на этого живца или Русского киллера — подельничка того Казахского Немца, или их "заказчиков" — исламистов-террористов, мечтающих погубить всю "белую" Америку, а если потребуется, и весь "Неверный Мир" при помощи проекта, рожденного в недрах подмосковно-сибирско-российской науки — Оптического Квантового Усилителя с Ядерной Накачкой. Или попросту — ОКУЯНа. В смысле — управляемой ядерной бомбы!
В пять утра в наш номер "Беверли-Хиллз-отеля" Джеку Пински позвонил Пит Морено и сказал, что приманка сработала. Три часа тому назад двое террористов предприняли попытку проникнуть в эту полицейскую палату на тринадцатом этаже Медицинского центра. Наверное, чтобы, как сказал бы Браток, "замочить" своего уже никчемного наемника, "так неудачно помятого калифорнийским Кугуаром". Как сами понимаете, это цитата, из газетной полицейской хроники...
Результат попытки, по выражению А. Плоткина, не "ой-ой-ой", но и не "ай-ай-ай". Легко ранен сотрудник Комиссии..., выполнявший роль "Казахского Немца", ранение средней тяжести получил агент-охранник. Второй, слава Богу, остался цел и невредим! А вот оба террориста, к величайшему сожалению Пита и всей его группы, работающей по этому делу, погибли в той жуткой больничной перестрелке, которую они сами и затеяли, суки!..
И хотя у той и другой стороны оружие было с глушителями - как-никак, а все ж таки Больница! — переполох в Медицинском центре все же возник, и там его ребята уже отбиваются от прессы, как могут. И Пит сейчас идет помогать в этом тухлом деле своим парням, а Джека предупреждает, чтобы тот держал "ушки на макушке", ибо за этой неудавшейся акцией может последовать сразу же следующая. Какая — Пит понятия не имеет, но то, что эти фанатики могут полицию поставить "раком", Пит не сомневается. Поэтому и звонит Джеку...

* * *

А с Тимуром все произошло вот как...

* * *

... До семи Джек так и не заснул. Прикидывал, фантазировал, просчитывал — что может произойти дальше...
Затем отжался от пола черт-те сколько раз, побрился, принял душ и проверил оружие. Захватил в карман брюк дополнительную обойму с патронами и приготовил завтрак: поджарил бекон, сварил овсянку и яйца, в микроволновой печи разогрел луковые бейглы и сотворил два сорта кофе — один нормальный для себя и второй, без кофеина — для Тимура.
И только после всего этого пошел в спальню будить разметавшегося поперек двух гигантских кроватей Тимура.
— Вставай, Тим, — негромко проговорил Джек. — Чисти зубы, мой рожицу и садись к столу.
— Джекочка, миленький... — заныл Тимур, не открывая глаз. — Еще хоть совсем немножечко!..
— Через сорок минут мы должны быть на "Парамаунте", — неумолимо возразил Джек. — Завтрак на столе — все остывает. Вставай, сынок. Хорошо еще, что тебе бриться не нужно...
— Я только и мечтаю о том моменте, когда начну бриться, — с закрытыми глазами простонал Тимур и натянул одеяло на голову.
— Это еще тебе на кой черт? — удивился Джек, стаскивая одеяло с Тимура.
— Чтобы начихать на всех взрослых, кроме мамы, и спать столько, сколько мне захочется...
— Этого не произойдет никогда, уверяю тебя. Даже если ты отпустишь бороду до колен, а усы ниже пояса. Вставай! Кыся твой уже там, наверное, бьет землю копытом...
Тут Тимур рассмеялся и встал с кровати.
О предутреннем звонке Пита Морено и происшествии в Медицинском центре Джек даже не заикнулся. Не хотел волновать Тимура.

* * *

... В машине Тимур был весел и обучал Джека всяким русским словам. Вполне приличным. А потом вдруг вспомнил, что вчера вечером, когда они везли Наташу Векслер с Мелроуз из "Парамаунта" в ее Санта-Монику, Наташа рассказывала им, что в последнем номере альманаха "Панорама", в котором доблестно царствует наш новый знакомый Саша Половец, напечатана заметка о том, что в Вашингтоне, в Белом доме Щенок-Лабрадор, фактически свергнувший Первого Кота Америки мистера Сокса и занявший его тронное ОКОЛОПРЕЗИДЕНТСКОЕ место, — КАСТРИРОВАН!!!
Наташа полагает, что это была идея Первой Леди. Наверное, она полжизни мечтала это сделать со своим мужем, но... пострадал ни в чем не повинный Щен-Лабрадор! Однако Наташа просила завтра с утра купить "Панораму" и потом обязательно прочитать эту заметку Кысе. Ибо сообщение о том, что его близкий приятель Сокс отомщен столь радикальным способом, наверняка поднимет мистеру Мартыну-Кысе настроение. А это очень важно для любого Актера — от "звезды" до рядового эпизодника — перед съемкой почувствовать себя в хорошей форме!
И на углу Сансет-бульвара и Ферфакс-авеню, неподалеку от огромного магазина "Трифти", Тимур попросил Джека остановить машину около небольшой лавочки с роскошным названием на русском языке: "Дары Дагестана". А так как в Америке в любой лавке с русским названием вместе с "украинской свежей свиной колбасой", "балтийскими кильками пряного посола" и баночками черной зернистой "кавьяр-малосоль" из Астрахани продаются и все русские газеты — от сегодняшней "Панорамы" до вчерашнего "Московского комсомольца", то Тимурчик и помчался в эту лавку за "Панорамой" имени Александра Половца...
Джек подождал минуты три-четыре — магазин все-таки русский, вполне могла быть и очередь, а потом вылез из машины, пересек тротуар и вошел в лавку.
Тимура в лавке не было! Кроме продавцов, в лавке не было вообще ни одного человека.
Продавцы — два восточных бугая и одна некрасивая молодая женщина, стоявшие за прилавком, — приветствовали Джека на чудовищном английском и сообщили ему, что им только что привезли совершенно свежие горячие лепешки!
— Три минуты тому назад сюда зашел мальчик двенадцати лет, — еле выговорил Джек, понимая, что произошло что-то непоправимое.
— Мальчик?.. — удивленно переспросил один бугай. — Какой мальчик?!
— Сегодня вы у нас первый покупатель, — приветливо сказал второй.
А некрасивая женщина отвернулась и стала смахивать пыль с каких-то банок.
Они и глазом моргнуть не успели, как Джек перескочил через прилавок и воткнул ствол пистолета прямо в подбородок одному бугаю, а второго на всякий случай с ходу хрястнул мордой об прилавок. И только после этого показал свой полицейский жетон.
Потом вывел их всех троих из-за прилавка и уложил на полу лавки. На одного Джек надел наручники, а второму, попытавшемуся было рыпнуться, так засадил ногой в живот, что тот сразу же отключился. Женщина лежала на полу лицом вниз и тихо плакала. Но на Джека это не произвело никакого впечатления. В эти секунды Джек Пински и Жалость — были понятиями несовместимыми.
Он взял с прилавка толщенный моток коричневой упаковочной липкой ленты и крепенько обмотал ею руки и ноги "выключенному" представителю солнечного Дагестана, потом руки и ноги некрасивой, тихо плачущей женщине, а потом и ноги чувака в наручниках.
Только после этого связался по телефону с Питом Морено.
Пит примчался с двумя своими помощниками, и они вчетвером обыскали все складские и подсобные помещения этой лавки и не нашли ничего, кроме помпового ружья под прилавком и...
— Если вход в лавку был на углу со стороны Сансет-бульвара, значит, должен был быть выход на Ферфакс-авеню, — пробормотал Боб.
— Так оно и оказалось, — подтвердил Джек. — Там мы и нашли вот эту штуку, которую Тим постоянно таскал с собой.
И Джек вытащил из кармана телескопически складывающийся хлыст из стальных трубочек, которые задвигались одна в другую. В собранном состоянии он был чуть короче моего хвоста. А в боевом — вытряхнутом — величиной в хвост Братка. Даже чуть длиннее.
Значит, Тимур явно сделал попытку защититься!!!
Этот металлический складной хлыст был единственным оружием, которое ему было разрешено носить своей приемной матерью — лейтенантом полиции Рут Истлейк...
— Значит, Тим пробовал защищаться... — так и сказал Джек Питу Морено, подбирая с пола хлыст Тимура.
— О Боже! Мы с ними не справляемся, а тут — ребенок... — сквозь зубы простонал Пит.
В ту же секунду в кладовую "Даров Дагестана" влетел один из помощников Пита.
— Сэр! — обратился он к Джеку. — У вас на телефоне вызов.
Джек выхватил из кармана мобильный телефон Службы безопасности Президента, который ему по пьянке подарил Ларри Браун, и поднес его к уху.
— Телефон звонит в вашей машине, сэр, — уточнил помощник Пита.
Джек и Пит рванули на улицу. В парамаунтовском автомобиле, полагавшемся нам по контракту "без водителя", телефон заливался птичьей трелью и безостановочно мигал зеленым глазом.
— Подожди, не бери! — быстро сказал Пит.
Он мгновенно достал прибор с узким экранчиком и той частью телефонной трубки, которую прикладывают к уху. От этого прибора шел тоненький эластичный проводок с пластмассовой присоской. Пит быстро лизнул присоску и плотно притиснул ее к автомобильному телефону. Щелкнул тумблером и приложил прибор к уху.
— Теперь давай! — скомандовал он Джеку.
Джек взял телефон и нажал кнопку включения связи:
— Сержант Пински.
— Слушай, легавый! Бодигард обосранный, — произнес гортанный голос на плохом английском. — Твой мальчишка у нас. Принимай условия...
— Сколько? — прервал его Джек.
— Ты с кем разговариваешь, сын свиньи и собаки?! Ты слышишь голос "Армии Защиты Исламских Свобод", а не ваших вонючих американских вымогателей! Понял, тупица полицейская? Еще раз спросишь "Сколько?" — я отрежу уши твоему выблядку.
От злобы и бессилия Джек чуть не раздавил трубку автомобильного телефона. Пит сделал Джеку успокаивающий жест рукой, и Джек покорно сказал в трубку:
— Я внимательно слушаю вас, сэр...
— То-то же! — не скрывая удовольствия, проговорил гортанный голос. — За тех двоих, застреленных сегодня ночью на тринадцатом этаже Медицинского центра, вы отдадите нам того, который лежит там у вас в палате...
Пит мгновенно провел ребром ладони себе по горлу и выразительно посмотрел на Джека. Джек кивнул и ответил в трубку:
— Но он же мертв. И убили его ваши же люди...
— У нас есть информация, что он жив!
— Он скончался спустя два часа после вашего визита на тринадцатый этаж.
Слегка затянувшаяся пауза на том конце связи свидетельствовала о небольшом замешательстве. А потом в трубке жестко прозвучало:
— Тогда вы доставите нам его труп. И без каких бы то ни было полицейских спектаклей! Вы у нас на очень хорошем крючке...
— Когда мы можем получить мальчика? — осторожно спросил Джек.
— А вот за мальчишку вы подарите нам второго. Нам известно, что вы у него на хвосте. Понял, недоносок нью-йоркский?
Джек посмотрел на Пита и спокойно сказал:
— Вот именно — я действительно "нью-йоркский недоносок". А делом тех двух мелких жуликов занимается полиция Лос-Анджелеса. Как быть?
— Если тебе захочется увидеть хоть еще раз своего мальчишку живым, ты договоришься с любой полицией. У тебя просто нет другого выхода.
— Но у меня сейчас на полу лавки "Дары Дагестана" лежат трое ваших людей, — сказал Джек. — Может быть, я могу их всех троих предложить за одного мальчика?
В ответ в трубке раздался издевательский смех:
— Всех троих из этой лавки вы можете запечь в один пирог и сожрать без остатка. Это случайные для нас люди. Мы даем тебе сорок восемь часов, после чего ты начнешь получать мальчика по частям. О'кей? Ты — в Голливуде, а не в своем вонючем Квинсе. И если ты станешь играть с нами в свои полицейские игры...
— Как мне найти вас? — спросил Джек, а Пит показал ему на дисплей своего прибора, где высвечивался номер телефона, по которому звучал этот гортанный голос на плохом английском языке.
— Это мы тебя будем разыскивать, — ответили Джеку. — Через каждые четыре часа мы будем повторять свой звонок: к тебе в машину, в твое бунгало "Беверли-Хиллз-отеля", в "Стар вагоне" на "Пара-маунте" и...
Тут "Армия Защиты Исламских Свобод" решила нанести последний удар по Джеку! И после тщательно выдержанной, но слегка театральной паузы гортанный голос добавил:
-...и в Пасадине, на Гарфилд-авеню, в доме твоего брата. Вряд ли ты захочешь, чтобы этот дом взлетел на воздух вместе со всеми твоими родственниками. Правда?
— Да, сэр... — глухо сказал Джек.
— Действуй!, — Было слышно, как говоривший усмехнулся. — Но если ты хоть попытаешься... ТО СЛЕДУЮЩИМ БУДЕТ ВАШ КОТ!!!

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100