Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть41 Реклама на сайте
 

* * *

-... Я ЖЕ ГОВОРИЛ, ЧТО НУЖНО БЫЛО ОСМОТРЕТЬ ВТОРОЙ ТУАЛЕТ!..
— КАКОЙ ИДИОТ БУДЕТ ДЕРЖАТЬ "ТАКУЮ" КНИГУ В СРАЛЬНИКЕ?
— ОТКУДА ОНИ ЗНАЮТ — "КАКАЯ" ЭТО КНИГА?! ДЕЙСТВОВАТЬ НУЖНО НЕМЕДЛЕННО. ЧТО У НИХ СЕГОДНЯ НА ВЕЧЕР?
— ЕДУТ В ГОСТИ. ТАК ПЕРЕДАЛА ПОДСЛУШКА НАШИХ БОССОВ.
— "БОССЫ", БЛЯДЬ... СКОПИЩЕ ЧЕРНОЖОПЫХ ФАНАТОВ С ЦВЕТИСТОЙ КЛИКУХОЙ — "АРМИЯ ЗАЩИТЫ ИСЛАМСКИХ СВОБОД"! НА КОГО ПАШЕМ?! В РОТ ИХ МАМУ, СУК ПОЗОРНЫХ!.. ТО В АФРИКЕ РВАНУТ, ТО В ЕВРОПЕ... ПО ТЫЩЕ "ЖМУРИКОВ" ЗА РАЗ! ТЕПЕРЬ АМЕРИКУ ХОТЯТ СХАРЧИТЬ, ГОВНОЕДЫ...
— СОБИРАЙСЯ.
— ОХ, НЕ ЛЮБЛЮ Я ДВА РАЗА СОВАТЬ НОС В ОДНУ И ТУ ЖЕ ДЫРКУ!
— А "ЗЕЛЕНЬ" ЛЮБИШЬ?
— ВОПРОСИК, ОДНАКО!..
— ТОГДА — ПОЕХАЛИ.

* * *

И тут я вдруг очень испугался за Братка!
— Слушай, парень... — начал я, медленно отрабатывая задним ходом. — А может, плюнем на тех двоих? Хрен с ними, пусть забирают эту книжку из нашего туалета и уходят к свиньям собачьим. Мы им там все равно туфту задвигаем. Пит говорит, что полиция им вот-вот на хвост сядет — не сегодня, так завтра... А мы с тобой, Браток, сейчас в гости поедем, а? Там есть какой-то несъедобный Фоксик. Познакомимся. Может, найдешь с ним общий язык, а? Айда, Браток!..
Впервые увидел я в глазах Братка строгую печальную осмысленность. Мне даже слегка не по себе стало.
— От вас — не ожидал, Шеф... Вы что ж, меня совсем за сявку отмороженную держите? Или за фраера крапленого?.. Неужели вы думаете, что я — Пум в законе, потомственный дикий Кугуар, Горный, можно сказать, Лев, заложу свою Братву и променяю НАСТОЯЩУЮ ОХОТУ на знакомство с каким-то там задроченным Фоксом?! Я — ХИЩНИК, Шеф!!! И я ДОЛЖЕН совершать ХИЩНЫЕ поступки! Если я не стану этого делать, то превращусь в Домашнее Животное и буду вынужден унизительно ждать — принесут мне пожрать или не принесут?!
И вот тут Браток произнес до боли знакомую всем нам россиянам крылатую фразу:
— ТАК ЖИТЬ НЕЛЬЗЯ, Шеф... Пока вы здесь — еще куда ни шло. Я жру ваш лакс, ваши сосиски, мне дарят индюшку... А когда вас здесь не будет? Что тогда?.. Я, конечное дело, очень уважаю вас, Шеф. И я просто-таки в кайфе, что так похож на вас! Но я — Большой Кот. Вы извините, но гляньте, насколько мне нужно больше, чем вам. Я просто вынужден сам добывать себе жрачку! Не подставлять же вас всех под мои Пумские потребности?! И потом, у меня этот... Ну, как его?..
— Инстинкт, — помог я Братку.
— Вот именно. И я не имею права терять Нормальные Дикие Животные Привычки. Время от времени я просто ОБЯЗАН кого-нибудь прихлопнуть! Может, даже не для жратвы, а для чистой практики. А вы, Шеф, хотите меня всего этого лишить... Зовете в гости к Фоксику.
— Но те Типы могут начать стрелять! — предупредил я.
— Ой, Шеф, не смешите — в меня уже столько раз стреляли!.. Вы забыли, где я живу?
Мне ничего не оставалось делать, как только еще раз сказать Братку:
— Учти, Браток, с этими сволочами иметь дело невероятно опасно...
Браток оглядел меня с ласковым сожалением и, чуть не свалив с ног, аккуратно и нежно вылизал мне всю морду. И только потом ответил с неожиданной для него и меня философской интонацией:
— Ах, Шеф... Жизнь — вообще довольно опасная штука.
Только я было задумался над тем, что иногда даже Дикому Животному и Жлобу, Бандиту и Беспредельщику свойственны мысли возвышенные и благородные, как из гостиной раздался крик Тимура:
— Кыся! В машину!..
— Иду, иду!.. — крикнул я ему в ответ и тихо сказал Братку по-Животному: — Береги себя. Не лезь на рожон. И помни — один должен уйти с нашей книжкой. Понял?
— Обижаете, Шеф... Вы, главное, оставайтесь на связи со мной. И не жрите много в гостях у вашего Фокса. По себе знаю — набью пузо, башка ни хрена не варит!..
"Ни хрена" — это он уже от меня подцепил.

* * *

Перед тем как сесть в машину, я почти все рассказал Джеку, Бобу и Тимурчику. И что наш отельный телефон прослушивается этой вонючей "Армией Защиты Исламских Свобод", и про то, как мы с Братком ВНУШИЛИ тем двум Убивцам повторить визит к нам в отель за книжкой маркиза де Кюстена и даже подсказали, где ее найти...
И теперь эти двое только и ждут, когда мы отвалим в гости к Фрумкиным.
Я только про одно не сказал — про то, что Браток собирается СОБСТВЕННОЛАПНО ВЗЯТЬ одного Убивца, а второго — ВЫПУСТИТЬ. Наврал, будто приказал Братку затаиться и не возникать!..
Джек по своему карманному телефону, прослушать который было абсолютно невозможно (Служба безопасности Президента США дерьма не делает!), тут же связался с Питом Морено, пересказал ему мой доклад.
Пит поднял на ноги всю свою оперативную группу и предложил нам спокойно ехать в гости.
Что мы и сделали...
Хотя, как вы понимаете, в эти тревожные минуты нам было не до гостей.

* * *

Наташа Векслер ждала нас у своего дома на углу бульвара Санта-Моника и Франклин-авеню.
Джек, как юный зайчик, выпрыгнул из машины, усадил Наташу назад — ко мне и Тимуру, сам сел впереди с Бобом. Пистолетами воняло в нашем лимузине — не продохнуть! Даже неудобно перед посторонним Человеком...
Но, к счастью, Наташа этого не учуяла.
При всем моем уважении ко всему Человечеству в целом, не могу не отметить, насколько все Человечество слабее и беспомощнее любого самого задрипанного Кота в области так называемого ПРАКТИКО-БЫТОВОГО ОБОНЯНИЯ!..
— Простите меня, пожалуйста, что я заставила вас за мной заезжать. Последнее время я стала хуже видеть в темноте, и после того как однажды вечером снесла своим джипом кладовую пристройку китайской закусочной "Панда", я не рискую мотаться за рулем по темному времени. Но мой окулист сказала, что, если я отдохну месяц от нашей парамаунтовской нервотрепки, эта куриная слепота пройдет сама собой. С тех пор у меня не было ни одной свободной минутки... — сказала Наташа и почему-то посмотрела только на Джека.
"Тебе не кажется, что эта Наташа сильно запала на нашего Джека?" — по-шелдрейсовски спросил меня Тимур.
Башка моя была забита лишь ожиданием появления Убивцев в нашем бунгало и вестей от Братка. Но тем не менее я вспомнил, КАК Джек смотрел на Наташу во время нашей студийной перекуски, и сказал Тимуру: "Еще неизвестно, кто на кого больше запал..."
Тут же в головах у нас возник беззвучный, но раздраженный голос Джека: "Заткнитесь, вы — два паршивых маленьких сплетника!"
Наташа продиктовала Бобу адрес Фрумкиных, и Боб как ни в чем не бывало поблагодарил ее, и мы поехали.
"Как ни в чем не бывало", потому что Джек и Боб, еще не выезжая из отеля, сразу после звонка Наташи узнали по своим полицейским каналам и адрес Фрумкиных, и их телефон. А Боб по специальной карте того района просчитал все возможные подъезды к дому этого фрумкинского Фокса. Еще и Питу Морено сообщили — на всякий случай...
— Пока не добрались до Эллочки и Сая, я должна рассказать всем вам историю их фокстерьера Зигги, — сказала Наташа. — Правда, дома его зовут Зигеле...
Нервы у нас у всех четверых были напряжены до предела, и слушать в эту минуту историю какого-то Собака с явно еврейским именем — Зигеле было настолько не в жилу, что и не высказать!..
Но мы все сделали вид, что развесили уши. Фальшак — абсолютный! Каждый из нас только и думал о том, что сейчас происходит вокруг нашего бунгало.
Однако так как пока, наверное, еще ничего не происходило, а ехать было достаточно далеко, то мы постепенно, волей-неволей, стали врубаться в то, что рассказывала Наташа. Но всего лишь со второй половины. Выглядело это примерно так:
-...а из Чикаго Саю звонит один его приятель и спрашивает:
— Фрумкин, тебе фокстерьер не нужен?
— Нет, — отвечает Сай. — На кой черт мне фокстерьер?!
— Жаль... — говорит приятель. — А то они собрались уже его усыплять.
На вопрос Сая "Кто собрался?" приятель называет фамилию их общего знакомого.
— Но почему?! — спрашивает Сай. — Он что, неизлечимо болен?
— Кто? — не понимает приятель.
— Фокстерьер, естественно! — раздражается Сай.
— А-а... Нет. Фоксик совершенно здоров.
— Так какого же черта они собираются его умертвить?! — начинает орать Сай.
— Они купили новый дом и кардинально сменили всю мебель на темный мореный дуб. Сейчас это очень модно. А фокстерьер, его зовут Зигги, обычного песочного цвета с белым брюшком. И теперь он ни по колориту, ни по дизайну не подходит к новому дому и темной мебели... Вот они и решили усыпить этого фоксика Зигги. Я еле упросил их подождать до завтра, чтобы успеть позвонить тебе. Потому что я со своими тремя собаками и двумя котами уже, как говорится, на пределе...
— Немедленно первым же самолетом отправь в мой адрес этого фокса!!! — закричал Сай Фрумкин из Лос-Анджелеса так громко, что его можно было услышать в Чикаго и без телефона. — Все расходы до последнего цента я беру на себя!..
Вечером этого же дня фокстерьер Зигги прибыл в Лос-Анджелес.
Так как Сай Фрумкин не только журналист, но и крупный общественный деятель всяких еврейских организаций, то в порядке трепа Зигги был немедленно переименован в Зигеле. Новая кличка понравилась ему самому настолько, что когда кто-то по старинке назвал его Зигги, Зигеле даже не откликнулся.
Элла с первой же секунды их общения, еще в аэропорту влюбилась в этого Зигеле намертво! Уж очень он оказался похожим на самого Сая Фрумкина... Мягким и добрым и в то же время с неуступчивым характером, внимательными и мудрыми глазами и — что совершенно поразительно — абсолютно одинаковыми усами!..
Единственное их различие было в том, что Зигеле не носил очки.
Однажды Элла взяла Зигеле с собой в Дом престарелых инвалидов, где она, и еще несколько добровольцев бесплатно ухаживали за несчастными одинокими калеками — стариками и старухами, печально доживающими свой тяжкий век под одной общественной крышей.
Появление Зигеле в этом грустном стариковско-старушечьем Доме произвело фурор!!!
Нужно было только видеть, как вспыхнули Жизнью и Надеждой, казалось бы, уже навсегда погасшие, прозрачные от старости, слезящиеся глаза полуживых и полумертвых стариков и старух... Иссохшие старческие лапки со вздутыми синими склеротическими венами тянулись к фокстерьеру Зигеле, и он, чуткая и добрая душа, неожиданно понял — ЧТО ОН ДЛЯ НИХ ЗНАЧИТ!.. И сам подлезал под их ладони, пальцы, вставал на задние лапки, терся носом о почти безжизненные, часто парализованные, старушечьи лица, с такой мукой растягивающиеся в счастливых беззубых улыбках...
Теперь Элла возит Зигеле в Дом престарелых инвалидов чуть ли не ежедневно. Ему сшили форменную жилеточку, точно такую, какие носят все добровольцы, ухаживающие за одинокими стариками-калеками.
Он, Зигеле, единственное Живое существо из числа приходящих добровольцев, принят в небольшой и небогатый штат Дома и получает маленькую заработную плату на свое собственное содержание.
Все это произошло потому, что главный врач этого богоугодного заведения, проведя свое собственное исследование, заявил, что с начала появления фокстерьера Зигеле в Доме престарелых инвалидов смертность среди несчастного старичья сократилась чуть ли не вдвое!
... Непрошеная слеза, затаившаяся в уголке моего глаза, была готова вот-вот скатиться по переносице и капнуть на сиденье. Я незаметно смахнул ее правой лапой и сделал вид, что внимательно разглядываю один из своих когтей. С понтом, будто проверяю боеготовность личного оружия.
Старею, что ли? Сутки уже не трахался — очень нездоровый симптом. Сентиментален стал, как беременная Кошка на сносях... История с Зигеле — ну просто комок в горле!
— Приехали, — негромко сказал Боб.

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100