Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть39 Реклама на сайте
 

* * *

Итак: двести долларов за шоковый перепуг и последующее молчание — слесарю-мексиканцу, служащему отеля, которого по просьбе же детектива Дж. Пински администрация послала снять капкан в нашем садике...
Как выяснилось, со стороны общей отельной территории в наш сад вел и незаметный служебный проход для разных технических дел.
Еще сто семьдесят пять долларов — за пуленепробиваемое оконное стекло, которое Браток вышиб собственным лбом в могучем прыжке из гостиной в сад...
Хотя, как сказал Джек, с "пуленепробиваемостью" этого стекла администрация отеля малость погорячилась. Или их самих напарили, когда в дорогих номерах отеля специальная фирма меняла обычные стекла на "пуленепробиваемые".
— Плюс еще пятьсот долларов мистеру Моше Фейгельману сегодня утром... — задумчиво проговорил Тимур. — Дорогого стоишь, Браток!
Про деньги Браток, конечно, ни хрена не понял и вопросительно посмотрел на меня одним глазом. Одним, потому что в момент полета, когда Браток своим рылом вышибал в гостиной пусть даже не очень "пуленепробиваемое", но достаточно крепкое стекло, он заработал себе здоровенный фингал под левым глазом. Глаз запух, и не сильно интеллигентная рожа Братка теперь приняла уж совсем глуповатое выражение.
— Прибавь еще жратвы для него долларов на сто, — сказал Джек.
— Которой ему хватит максимум дня на три... — уточнил Тимур.
— Про что это они, Шеф? — тревожно спросил меня Браток.
Растолковывать Братку социальное устройство мира, где за каждый шаг нужно отстегивать и отстегивать, не хотелось до смерти! Да и не Кугуаро-Пумское это дело — вникать во все наши заморочки.
— Все! Все!.. — нервно сказал я, невольно хлестнул себя хвостом по бокам и слегка отвел уши назад. — Я его принял к нам на работу, я за него и отвечаю. Все расходы на этого обалдуя — из моих денег...
— Пошел ты со своими деньгами знаешь куда?! — процедил Джек. — Считай, что ты его только ПРИГЛАСИЛ на работу, а ПРИНИМАЛИ его мы все втроем. Вот втроем и несем расходы. Ясно? Лучше спроси его, как у него с лапой. Болит?
— Как у тебя с лапой? — спросил я Братка по-Животному.
— С какой, Шеф? — тупо вытаращился на меня Браток.
— С задней, больной, дубина!..
— А-а-а... Порядок, Шеф! Зализал в лучшем виде. Приказывайте, Шеф, что еще нужно сделать? — в простодушном рвении спросил Браток.
А у меня и сил уже не было ответить что-либо толковое.
— Пошел ты в жопу... — только и сказал я ему.
— Это как?! — искренне удивился Браток, но с готовностью посмотрел себе под хвост.
Скромно молчавший до этого момента Боб вдруг неожиданно хихикнул, и на мгновение мне показалось, что он понял все, о чем мы трепались с Братком по-Животному! Только я хотел его об этом спросить, как...
... МНЕ И БРАТКУ ОДНОВРЕМЕННО ПРИВИДЕЛОСЬ, ЧТО К НАМ ВОТ-ВОТ ДОЛЖЕН НАГРЯНУТЬ ПИТ МОРЕНО!..
И мы нечаянно, ХОРОМ сказали одну и ту же фразу. К сожалению, сработала инерция предыдущего диалога, и мы с Братком произнесли эту фразу по-нашему, по-Животному:
— К нам едет Пит Морено!
Естественно, ни Тимурчик, ни Джек ни хрена не поняли. А Боб (вот ушлый китаец!..) запросто перевел нас на английский:
— Браток и Мартын говорят, что сюда едет мой шеф — мистер Морено.
— Ты и это умеешь?! — поразился я по-шелдрейсовски.
— Ничего хитрого. Просто нужно быть чуточку повнимательней, чем обычно, — сказал Боб. — Язык "Шелдрейсовский", как ты его называешь, и язык "Животный" — это...
Боб поискал максимально точное сравнение и вдруг сказанул:
— Ну как русский и украинский... Русские считают, что украинцы разговаривают на искалеченном русском, а украинцы убеждены, что русские говорят на изуродованном украинском.
— Точно!!! — воскликнул Тимур. — У нас в колонии из-за этого среди пацанов были такие крутые разборки!.. Боб, миленький! Но ты-то откуда все это знаешь?!
— Животный язык — от мамы и бабушки, а про русский и украинский — от одного очень симпатичного москвича. Мы его в прошлом году брали по многомиллионному "бриллиантовому" делу, и до суда мне пришлось с ним подолгу болтать. У меня от него даже один сувенирчик остался...
Боб задрал левый рукав майки, и в том месте, где у Людей рука прикрепляется к туловищу, мы все увидели небольшую, но глубокенькую ямку со стянутой внутрь кожей.
— Такой интеллигентный, обеспеченный человек, а стрелял просто отвратительно! Странно, правда? — сказал Боб.
— А где он сейчас? — спросил Тимур.
— По совокупности статей наши дали ему двадцать лет, а русские власти его у нас выпросили. Якобы по их каналам за ним еще что-то там числилось. Он так не хотел лететь в Москву, так плакал!.. А через месяц мы узнали, что он умер в их тюрьме от острой сердечной недостаточности...
— Замочили лося, чтобы пасть не разевал и рогами не шевелил, — мрачно по-русски пробормотал Тимур.
— Что?.. — не понял Джек.
— Ничего... Это я — Кысе, — ответил Тимур.
Тут дверь нашего бунгало распахнулась, и на пороге появился Пит Морено:
— Не ждали?
— Почему же? — усмехнулся Джек. — Мы были предупреждены о твоем приходе.
— Кем? — подозрительно спросил Пит и налил себе полстакана виски.
— У каждого свои источники информации, — ответил Джек и погладил нас с Братком по загривкам.
— Ну, нечистая сила!.. — Пит шлепнул виски до донышка и уже ради трепа, в шутку, по-английски спросил: — Как лапа, Браток?
Вот когда мы все чуть не попадали в обморок!
Это когда Браток своим хриплым, хамским голосом вдруг ответил Питу Морено на вполне приличном шелдрейсовском:
— Порядок, Пит. Не боись!.. Завтра буду в шикарной форме!

* * *

После сегодняшнего нападения Братка на слесаря-мексиканца, по делам службы оказавшегося в нашем саду, стало понятно, как вчерашние непрошеные гости — эти два немецко-русских убивца — проникли к нам в бунгало. Они просто были информированы о проходе в НАШ садик со стороны общей отдельной территории.
Джек сказал, что даже если двери из сада в комнаты были закрыты изнутри — для таких профи открыть их было бы плевым делом. Но скорее всего мы и сами забыли запереть эти двери. Уж больно впопыхах мы вчера уезжали к Морту в Пасадину. Ибо никаких признаков насильственного открывания двери они с Питом и Бобом не обнаружили.
Итак, выражаясь сухим протокольно-полицейским языком:
1. Все, что доктор Морт Пински обещал вчера вечером, он сегодня и сотворил. В своем жутко секретном "Джей-пи-эл", в собственной лаборатории он снял компьютерную копию с проекта русского ОКУЯНа. Считаю своим долгом напомнить: ОКУЯН — это Оптический Квантовый Усилитель с Ядерной Накачкой, способный осчастливить Человечество всего мира, но способный это же Человечество и уничтожить!
В копию этого радостно-убийственного проекта, в его самые узловые моменты Морт рассчитал и ввел тот комплекс ошибок, который превращал этот проект в абсолютную херню собачью и ЛИПУ, потрясающе похожую на ПРАВДУ. После чего он все это переписал на новый компакт-диск, ничем не отличающийся от настоящего, и передал его Питу Морено. Вместе с настоящей "сидухой" из Обнинска...
2. Подлинный же продукт многолетнего труда грандиозно талантливых полуголодных ребят из российской физики Пит спрятал в одном невероятном полицейском сейфе для последующего торжественного уничтожения в нашем присутствии. А кастрированный компакт-диск с псевдо-ОКУЯНом, изготовленный доктором физики Мортом Пински, спецпереплетчики, состоящие на службе в Лос-Анджелес полис департмент, аккуратненько вклеили в книжку маркиза Астольфа де Кюстина "Николаевская Россия".
3. Теперь необходимо было продумать систему втюхивания этой компьютерной лажи тем, кто вчера из-за этой книжицы ухлопал в самолете господина Павловского, а потом ночью, в наше отсутствие, искал эту книгу с компакт-диском в нашем бунгало. Исходя из вышеперечисленного...
Я заметил, что как только я начинаю описывать всякие служебно-полицейские дела, я сразу же теряю живость воображения и сочность языка, присущие мне в обычной жизни, как "существу безгранично одаренному". Так обо мне было написано в "Вашингтон пост". И еще примерно в сотне газет и журналов!.. Однако как только я берусь за передачу любых административных или полицейских заморочек, так сразу же тоже начинаю говорить чудовищным фанерным протокольным языком, над которым умные полицейские и сами смеются, но поделать ничего с собой уже не могут!
Недавно Рут специально для Шуры сняла копию с одного полицейского протокола, а потом ночью, убедившись в том, что Тимурчик уже давно спит и ничего не слышит, зачитывала Шуре этот фантастический образец полицейского стиля:
"... ПОСЛЕ ЧЕГО НАСИЛЬНИК ВВЕЛ СВОЙ ПОЛОВОЙ ЧЛЕН В ПОЛОСТЬ РТА ПОТЕРПЕВШЕЙ, В РЕЗУЛЬТАТЕ ЧЕГО У НЕЕ ОКАЗАЛИСЬ СЛОМАННЫМИ ТРИ РЕБРА — ПЯТОЕ, СЕДЬМОЕ И ДЕВЯТОЕ. А ТАКЖЕ ОБНАРУЖЕНО СОТРЯСЕНИЕ МОЗГА".
Ничего себе стилёк, а?! Это когда они пишут официальные бумаги. Хотел был я послушать их письма к женам или родителям...

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100