Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть35 Реклама на сайте
 

* * *

Надо отдать должное этому Моше-Майклу, этому раввину от хирургии и хирургу от синагоги, как потом выразился Джек Пински, операцию он провел — будьте-нате!
Сначала к Братку запустили меня и Тимурчика. Браток был так плох, что Тимур чуть не расплакался. Но я его заверил, что, дескать, мы — Котово-Кошачье племя — невероятно живучие, и привел в пример ветхозаветную баечку про Кота или Кошку, которые падали с десятого этажа, приземлялись на ноги, отряхивались и спокойненько шли дальше...
Абсолютная липа, вранье несусветное, но после этой сказочки Тимурчик слегка успокоился.
Я наспех повторил Братку свой приказ: хочешь выжить — все свои рычания в жопу, никого не цапать, не вскакивать, лежать и смотреть мне в глаза — что бы с тобой ни делали...
Братку было настолько худо, что, кажется, он так ни хрена и не понял. Только все пытался лизнуть руку Тимуру.

* * *

... Операции мы с Тимурчиком так и не видели. Слышали только, как Майкл ласково называл Братка по-еврейски — "Бруделе" и давал какие-то распоряжения Питу и Джеку: что-то там подержать, подать, убрать...
Я лежал нос к носу с Братком и неотрывно пялился в его тусклые глаза, подернутые полубессознанием и мукой, и по-Животному внушал ему всякую успокоительную всячину, открыто и беспардонно подражая Кашпировскому. Мы с Шурой еще в Петербурге как-то смотрели по телевизору сеанс массового гипноза, который проводил этот грандиозный мужик, и были просто в восторге. На нас, правда, все его заклинания ни фига не подействовали, но сам сеанс нам жутко понравился!..
Тимурчик примостился рядом со мной, прижался щекой к горячей меховой морде Братка и тоже все что-то ему нашептывал. По доброте душевной даже обещал увезти потом Братка в Нью-Йорк...
Я на секундочку живо представил себе реакцию Рут и Шуры на наше появление в Нью-Йорке с Братком на поводке и сильно засомневался в успехе этого предприятия. Но промолчал.
От первого усыпляющего укола Браток еще как-то слабо дернулся, а потом уже и не возникал. И я перестал играть в Кашпировского. А Моше-Майкл все что-то делал там с задней лапой Братка и нараспев приговаривал:
— Кости, слава Богу, все целы... А вот мягкие ткани размозжены основательно. И конечно, чудовищный воспалительный процесс! Отсюда и температура, и вероятность возникновения сепсиса... Сейчас мы побольше раскроем рану, промоем все, что сможем, напихаем в вашего Бруделе хороших и сильных антибиотиков, наложим рыхлую повязочку для оттока всякой дряни и будем надеяться на могучий организм вашего маленького Бруделе и на покровительство Господа. Джек, Пит! Там осталось еще немного виски?..

* * *

После операции полчаса мы пытались добиться от раввина Моше Фейгельмана, сколько стоит "брис милах", то есть обычное обрезание? Мы хотели выплатить ему гонорар, а уже хорошо поддавший Майкл-Моше орал: "Ай фак вас всех с вашими деньгами!" и предлагал немедленно сделать всем нам обрезание совершенно бесплатно, включая и Кота Мартына! Если, конечно, ему нальют еще немного виски... А о гонораре он, дескать, и слышать ничего не хочет!..
Тогда мне в голову пришла гениальная идея. Я поделился ею с Джеком, он тут же согласился со мной, и мы тихонько выскочили в садик. Оттуда Джек позвонил по номеру, указанному в визитной карточке раввина, и спросил его секретаршу — сколько стоит вызов раввина на дом для совершения обрезания и соблюдения всех сопутствующих ритуальных обрядов?
Секретарша ответила, что на дом рабби не ездит, но в порядке исключения... Это может обойтись заказчику в пятьсот долларов.
Тогда Джек попросил ее продиктовать точный почтовый адрес рабби. Затем мы незаметно просквозили из номера в администрацию отеля, там Джек выписал чек на пятьсот долларов из наших общих денег на имя раввина Моше Фейгельмана и попросил администратора срочно отправить этот чек вот по этому адресу.
Заодно Джек предупредил, что скоро мы будем вынуждены уехать на "Парамаунт" и вернемся лишь вечером. За время нашего отсутствия сегодня в нашем бунгало будет отлеживаться наш прихворнувший приятель. Поэтому Джек просит распорядиться, чтобы никакие горничные не вздумали к нам заходить — менять постельное белье или вытирать пыль. Очень не хотелось бы тревожить нашего друга...
— Сэр! Желание наших гостей для нас — закон, — торжественно проговорил администратор и с нескрываемым любопытством посмотрел на меня. — Прошу прощения, сэр, неужели это тот самый знаменитый русский Кот Мартин?!
Тут я не удержался и выдал свой коронный номер: взвился со всех четырех лап в воздух метра на два и сверху мягко опустился на широкое плечо Джека.
Администратор ахнул, Джек пошатнулся и сказал:
— Да. Это тот самый Кот. Только не Мартин, а Мар-тЫн.
— Мар-ты-ин... — попытался повторить администратор и смутился. — Не получается, сэр. Но я потренируюсь. У меня — английский, французский, испанский, немецкий, а вот с русским — провал... Как вы сказали, сэр?
— Мар-тЫн, — повторил Джек.
— Прекрасно, — сказал администратор. — Надеюсь, что через пару дней я это освою.
— Желаю удачи, — сказал ему Джек. — И пожалуйста, распорядитесь убрать капкан из нашего садика. Там все-таки время от времени будут прогуливаться мистер Мартын-Кыся Плоткин-Истлейк фон Тифенбах и его друг — ассистент-переводчик двенадцатилетний мистер Тимоти Истлейк... Так что лучше бы убрать этот капкан — от греха подальше.
— Слушаюсь, сэр. А вы не боитесь, что...
— Нет, — не дослушал его Джек. — Не боюсь.
И мы поперли к себе в бунгало.
К этому времени Тимур уже соорудил на всех завтрак, а притомившийся раввино-хирург дрых на моем диванчике беспробудным сном.

* * *

Однако нашему выезду на "Парамаунт" предшествовала еще куча дел и мелких подробностей.
Во-первых, растолкать рабби-доктора Моше-Майкла Фейгельмана почти не представлялось возможным, пока я в раздражении не тяпнул его клыками за мочку уха. Не до крови, но основательно! Рабби проснулся, потер ухо, отказался от завтрака, треснул еще треть стакана виски и осмотрел спящего Братка, заявив, что теперь этого "Бруделе" может вылечить только покой и наше к нему приятельское отношение.
Если же все-таки произойдет что-то из ряда вон — так его телефон у нас есть, и мы можем звонить ему в любое время дня и ночи.
С чем, как говорится, и отбыл.
Во-вторых, за завтраком в нашем садике Пит негромко рассказал, что уже был с партнерами в "Джей-пи-эл", виделся с Мортом и СДЕЛАЛ ВСЕ, ЧТО НУЖНО. Этим он хотел сказать, что передал тот вонючий компакт-диск на "переделку". Морт, дескать, велел кланяться и просил заскочить к нему часа через три. ВСЕ будет готово...
В-третьих, Пит уже отыскал переплетчика — САМИ ЗНАЕТЕ ДЛЯ ЧЕГО... Мы с Тимурчиком тут же догадались, что он этим хотел сказать! Мы с Тимом впервые в жизни, не по телику, а наяву, присутствовали при настоящей полицейской "разработке" и, не побоюсь этого слова, в какой-то степени сами участвовали в ней!..
В-четвертых, Пит выяснил, в какой фирме киностудия "Парамаунт" заказывает автомобили с водителями для приезжающих на съемки "звезд", и по своим полицейским каналам сумел заменить их штатного шофера на своего агента, который и будет возить мистера Мартына-Кысю Плоткина-Истлейк фон Тифенбаха, его ассистента-переводчика Тимоти Истлейка и их опекуна-телохранителя сержанта полиции Джека Пински.
Агента зовут Чжи-Бо, но его можно называть просто — Боб. Он к этому привык с детства...
— Потрясающий парень! — с удовольствием и гордостью сказал Пит. — Вы его вчера видели в самолете... Ловок, как Джеки Чан, дерется, как Брюс Ли, автомобиль водит, как Михаэль Шумахер, интеллигентен, как Конфуций!.. Из старой аристократической китайской семьи, уходящей своими корнями во времена изобретения пороха и первых китайских переселенцев в Сан-Франциско...
Джек, в свою очередь, поведал Питу о том, что вчера, пока мы были в гостях у Морта в Пасадине, здесь, в нашем бунгало, был произведен обыск. И попросил меня пересказать Питу мое видение во всех подробностях, стараясь не упустить ни одной детали.
Что я и сделал, под синхронный и добротный перевод Тимурчика. Хотя надо отметить, что во время своего рассказа я несколько раз ловил на себе испуганный взгляд Пита Морено.
Так обычно, НЕ ВЕРЯ САМИМ СЕБЕ, на меня смотрят Люди, невольно начинающие ПОНИМАТЬ МЕНЯ безо всякого перевода на тот или иной язык!
А то, что Пит уже стал полегоньку врубаться в то, что я говорю по-шелдрейсовски, — у меня сомнения не было. Поэтому я молча, внутренне, только мысленно пожелал ему успокоиться и быть повнимательней. И все. Пит и успокоился.
Когда начали собираться на выезд, я просквозил в спальню — проведать Братка.
Тот уже очухался от наркоза, содрал, сукин сын, бинты с покалеченной задней лапы и вовсю лечился Древне-Котовым способом, идущим из тьмы веков — наверное, еще от саблезубых Тигров. Он просто языком зализывал свою рану.
— Жрать охота, Шеф!.. — капризно сказал Браток.
О черт побери... Мы же совсем забыли про еду для Братка!
— Перебьешься! — максимально строго проговорил я, чтобы скрыть свое смущение. — Сейчас что-нибудь притащим. Как ты себя чувствуешь?
— Я себя чувствую, но плохо. Очень хочется жрать, — ответил Браток.
Я вспрыгнул к нему на кровать, лизнул его в нос и понял — температура спала, нос Братка был уже влажным и прохладным. Дело явно шло на поправку, и в том, что Браток хотел есть, не было ничего удивительного. Ай да Моше-Майкл доктор Фейгельман!..
Натащили мы Братку все, что было в холодильнике, и пообещали после работы привезти свежего мяса. И спросили, что он больше всего любит.
— Я тут недавно в одном дворе долины Сан-Фернандо Индюка пришил! — мечтательно проговорил Браток по-Животному. — Вот где был кайф!.. Индюк здоровенный, тяжелый, подлюга, я с ним еле-еле через забор перемахнул... Но уж зато вкуснятина, я вам скажу, Шеф, — зашибись... Я, Шеф, вообще от индюшатины торчу.
— Все!!! — рявкнул я на этого жлобского Кото-Пума величиной с теленка и весом в полтора Джека Пински. — Никакой индюшатины! Будешь жрать то, что мы тебе дадим, или то, что я тебе потом разрешу отловить. Понял, бандитская твоя харя?!
— Да вы что, Шеф?.. — заныл этот обалдуй. — Я же Хищник... У меня этот... как его?.. Инкт... Инс-кинт...
— Инстинкт, дубина! Сколько раз повторять? Короче: еще раз попробуешь что-нибудь спиз... в смысле — украсть, попрошу Джека пристрелить тебя из пистолета к свиньям собачьим!
Браток напряженно подумал, поднял бровки "домиком" и тихо возразил:
— Таких не бывает.
Я чуть до потолка не подпрыгнул от злости:
— Чего "не бывает"?!
— Свиней собачьих. Или — или, — робко сказал Браток.
— А вот ты, мудила, попробуй — укради что-нибудь, я тебе покажу не только свиней собачьих, но и собак свинячьих! — пригрозил я напоследок. — Закончили прения. Остаешься один дома. Поссать, погадить — в садик. Дошкандыбаешь. Служащие отеля будут там твой капкан убирать — затаись и не возникай. Ну а если кто-нибудь сюда к нам полезет... Сам понимаешь.
— Не трухайте, Шеф. Я пока хоть и с тремя лапами, но за вас, Шеф, за Тимурчика и за Джека кому хошь козу заделаю!..

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100