Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть33 Реклама на сайте
 

* * *

— Джек, проснись... — тихо сказал я Джеку на ухо. — Проснись, пожалуйста, Джекочка!
И вдруг увидел две удивительные штуки: прищуренные глаза Джека, в которых сном и не пахло, и черную дырку ствола полицейского пистолета.
— Ой!.. — удивился я. — Так ты не спишь? И давно?
— Как только ты вспрыгнул ко мне на подушку, — ответил Джек, пряча пистолет. — А ты чего шляешься? Иди спать. Завтра не добудишься...
— Джек, нужна твоя помощь.
— Что случилось?
— Да я тут на работу взял одного Типа. Но сначала его нужно освободить от сетки и вытащить из капкана. И подлечить немножко... Вставай. Только тихо, чтобы не разбудить Тимурчика.
Но в эту минуту в дверях кабинета в одних трусиках появился Тимур и, щурясь от света настольной лампы, спросил:
— Вы чего тут шепчетесь? Мне приснилось, что Кыся громко рычал в саду...
— Эй, ребята! — вставая, сказал Джек. — Спать будем когда-нибудь или нет?! Я уже даже таблетку принял!..

* * *

Замечательным и очень напряженным был первый этап — освобождение Братка-Пума из сетки.
Освобождали его, конечно, Тимурчик и Джек. Я руководил. Не ими, естественно, а Братком.
Пользуясь тем, что ни Джек, ни Тимур наших Животных матюгов не понимали, я командовал примерно следующим образом:
— Убрать когти!!! Трам-тара-рам-тара-рам!..
Мне показалось, что Братку так будет понятнее. И не ошибся.
— Немедленно спрятать клыки!.. Мать-перемать-тра-тарарах!!! Пасть не разевать!!! Трам-тарарам!!!
И тут же по-шелдрейсовски — к Тимурчику и Джеку:
— Ребятки, внимательней! От этого психа всего ждать можно!..
И снова — Братку, по-Животному:
— Не крути головой, мудила! Выпусти сетку из зубов, кретин!.. Лежать, не двигаться!!!
Когда же общими усилиями Браток был уже освобожден от сетки, наступил самый опасный и ответственный момент — попытаться вытащить его заднюю лапу из мощного стального капкана.
Эта его задняя лапа представляла собой нечто ужасное — она опухла, сочилась кровью, окрашивая капкан, землю и даже толстую цепь, которой капкан был пристегнут к пыльной волосатой пальме.
Браток тяжело дышал, яростно хлестал хвостом по земле от невыносимой боли, грозно взрыкивал, но иногда срывался на обычный Кошачий стон и повизгивание от действительно настоящих страданий.
Я понимал, что сейчас Браток опасен как никогда! И поэтому строго-настрого приказал Тимуру отойти в сторону.
— Ах, если бы у нас было какое-нибудь сильное снотворное... — вздыхал Джек, ходя вокруг Братка на безопасном расстоянии. — Усыпить бы его ненадолго. Ишь как ему лапу-то разнесло!..
— Джек, ты же говорил, что принял уже какую-то таблетку, чтобы спать, — напомнил Тимур. — Значит, у тебя есть снотворное?
— Бог с тобой, сынок... Обычный транквилизатор для расслабухи. Для него это как...
— Как слону дробина в жопу, да? — закончил за Джека Тимур.
— Что-то в этом роде, — согласился Джек.
— А много у тебя этой "расслабухи"? — спросил я.
— Целая упаковка.
— Ну так слушайте! — сказал я. — Тимур! Ты тащишь из холодильника большой кусок моего сырого лакса, а ты, Джек, свои таблетки. Напихаем их все в рыбу и скормим ее этому бандюге. Главное, его хоть как-то отключить! А то нам всем кисло будет...
Через три минуты здоровенный шмат высокосортного свежего лосося, нафаршированный всеми расслабляющими таблетками Джека, был подсунут под нос Пуму, который даже и внимания не обратил на это угощение.
— Ешь, мерзавец!!! Ешь немедленно!.. — заорал я на него по-Животному и лукаво добавил: — Тебе необходимо подкрепиться! У тебя большая потеря крови... Ты можешь запросто сдохнуть, олигофрен свинячий!
— Чего вы лаетесь-то, Шеф?! Мать вашу в душу, в гроб... — ну и так далее, только по-нашему матерному, по-Животному простонал Браток. — Вам бы, трах-тара-рах, вот так лапу прихватило — стали бы вы жрать, трам-там-тарарам, Шеф?..
— Ну что ты будешь делать с этим Шлемазлом?! — в отчаянии воскликнул я по-шелдрейсовски.
На секунду Джек Пински оцепенел, а потом очнулся и потрясенно спросил меня:
— Черт бы тебя побрал, Мартын! Откуда ты знаешь это слово?
— Какое? — не понял я.
— "Шлемазл"!
— Спроси меня о чем-нибудь полегче. От Шуры, наверное. А ты?
— Я?! — Джек ухмыльнулся. — Когда мы с Мортом были еще маленькими и всей семьей жили в Чикаго, так меня называла наша бабушка.
— Ах вот оно что?! Забавно. Так что будем делать, братцы? — спросил я.
— Что-нибудь придумаем. Вы пока заговаривайте ему зубы, а я скоро вернусь, — сказал Джек и ушел.
— Так вот, Браток... — сказал я, не зная с чего начать. — Это Тим. Мой друг, товарищ и брат. Он еще мальчик, но уже повидал такого, что тебе и в кошмарном сне не приснится...
Все это я, конечно, говорил по-Животному, чтобы Браток-Пум мог меня понять, а Тимур — нет. Нужно было как-то протянуть время, и я стал рассказывать про Джека Пински:
— А вот тот взрослый — это Джек. Он служит в полиции, и у него есть пистолет. Ты знаешь, что такое "пистолет"?
— Ну вы даете, Шеф!.. — простонал Браток. — Кто же этого в наше время не знает?! В меня уже два раза стреляли, суки рваные! Хорошо, что не попали, бляди!.. Ой, больно-то как, мамочки родные.
Мне вдруг его стало искренне жаль, и я сказал:
— Потерпи, потерпи, Браток. Сейчас вернется Джек...
Джек вернулся с целой связкой толстых шелковых шнуров с большими кистями. Это были шнуры, которыми раздвигали и задвигали портьеры на всех окнах нашего пятисотдолларового (за одну ночь!) домика. Сегодня днем, вспомнив Котенкины времена, я даже немного поиграл с одной такой кистью на шнуре...
Быстро и ловко Джек сделал самозатягивающиеся петли на трех шнурах, наметил в паре метров от Пума с одной стороны небольшое деревцо, а с другой — довольно крепенький куст. И не долго думая ловко накинул одну петлю на переднюю лапу Братка и тут же обмотал шнур вокруг деревца.
Пум рванулся, но было уже поздно, и ему оставалось только рычать, клацать клыками и пытаться второй, свободной лапой хватануть Джека!..
Мы с Тимурчиком моментально сообразили, что Джек хочет растянуть лапы Братка в разные стороны, а уж потом попытаться освободить его из капкана. Для того чтобы отвлечь этого дебильного Кугуара (он же — Пум, он же — Браток...), я спокойненько сказал по-Животному, но с понтом, обращаясь якобы к Джеку:
— Ты, Джек, не стесняйся. Если что не так, вытаскивай свой пистолет и стреляй в этого дурака не раздумывая. Он нам такой тупой не нужен. Его спасти хотят, а он...
Джек, конечное дело, ни фига не понял, а Пум насторожился. Этого оказалось достаточно, чтобы Джек тут же накинул вторую петлю на другую лапу Братка!..
— Шеф!.. — в панике заблажил Браток Пум и рванулся.
Шелковый шнур, зараза, оказался слишком скользучим, и когда, взревев от боли и ужаса, Пум дернулся, шнур выскользнул из руки Джека, и эта Сволочь, этот Подонок, этот Специалист по убийству Домашних Животных, эта Гадина успел-таки зацепить Джека когтями, располосовал рубашку и поранил ему сильно живот — все джинсы в крови!
Жалости к Братку — как не бывало!
— Стреляй, Джек!!! — завопили мы хором с Тимурчиком — он по-английски, я, по запарке, по-Животному.
Но Джек и не вздумал вытащить пистолет из-за пояса. Он провел молниеносный хук справа точно в челюсть Братка, и тот замертво рухнул в глубочайший нокаут!..
Ну просто не Джек Пински, а Кассиус Клей в лучшие свои времена! А я знаю, что говорю. Я этого профессионального бокса в Германии по телевизорному "Евроспорту" насмотрелся по самое некуда.
Удар был настолько силен, что Браток провалялся в отключке ровно столько времени, сколько нам потребовалось для того, чтобы крепко-накрепко связать этого бесчувственного придурка портьерными шнурами, затянуть ему пасть брючным ремнем Джека и освободить Братка из капкана. Тоже, кстати, промудохались достаточно долго!..
Потом повезло, обнаружили в ванной комнате аптечку, а там оказались какие-то дезинфицирующие средства, и нам удалось промыть Братку покалеченную заднюю лапу, а Джеку — живот. Перевязали Братка, заклеили на пузе у Джека три длиннющие глубокие царапины — успел-таки зацепить, сучий потрох!..
Рубашку Джека пришлось, конечно, выбросить, а джинсы срочно застирать.
К тому времени, когда мы перетащили этого нокаутированного Бугая в гостиную нашей, как сказал Тимурчик, "клевой хаты", стало уже светать. Мы все трое падали с лап и ног от усталости — шутка ли, почти целые сутки в таком напряге!
А через несколько часов нужно быть уже на "Парамаунте". Производить "впечатление" на журналистов. С первой же секунды начать "создавать себе особый, ГОЛЛИВУДСКИЙ имидж для прессы". Это приказали Стив и Бен — два старых Босса, которые с лимузином встречали нас утром в аэропорту.
Тут, как назло, Браток вдруг распахнул свои зенки! Оглядел нас всех соловым глазом, как, бывало, Шура с похмелюги, узнал меня и так невнятно, будто у него во рту полно жирных Индюков и маленьких Собачек, спрашивает по-Животному:
— Что случилось, Шеф?.. Я словно с дерева упал мордой об землю...
— Так оно примерно и было, Браток, — говорю.
Пум поглядел на Тимура и Джека, хотел было рыкнуть на них — ан хренушки! Пасть-то брючным ремнем упакована. Какой уж тут рык?! Так — жалкий хрип, да и только. И спрашивает меня:
— А это кто, Шеф?..
"Ай да Джек! — думаю. — Ничего себе засветил по рылу Горному Льву! У того даже память отшибло".
Я давай с самого начала представлять Тимурчика и Джека — дескать, мои Родственники и Ближайшие Друзья. Они же тебя освободили, они тебя и лечить будут...
— А кормить? — спрашивает уже окрепшим голосом Пум-Браток. — Жрать охота!
— И кормить тоже они будут, — говорю. — Но если ты, мудозвон калифорнийский, на них хоть один коготь выпустишь или клык покажешь, ты у нас еще раз с такого высокого дерева ёбнешься, что и вовек не очнешься! Понял, валенок деревенский?! Ты посмотри, что ты с Джеком сделал, когда он хотел тебе помочь, кретин вонючий!
— Это у меня инст... Инк... Ну, как его?.. Истик сработал...
— "Инстинкт", дубина стоеросовая! Серый, как штаны пожарного! — обругал я Братка любимым выражением милиционера Мити Сорокина.
— Лапа болит... — жалобно заныл Пум. — Пожрать бы, Шеф!..
— Он жрать хочет, — перевел я Тимуру и Джеку с Животного на шелдрейсовский.
Тимурчик, добрая душа, даже руками всплеснул от восторга:
— Во блеск! Тогда эта рыбка, упиханная расслабушными таблетками Джека, сейчас пойдет ему в самый кайф!
— Молодец, Тим. Очень толково. И мы хоть немного поспим, — сказал Джек и протянул руки к морде Братка Пума-Кугуара, чтобы снять свой брючный ремень с его пасти.
Пум отшатнулся и спросил меня:
— Это он меня из капкана?..
— Да, — говорю. — Именно он! Он тебе и по харе врезал! А может и пристрелить ко всем чертям!.. Понял, с кем дело имеешь?
— Нет вопросов... Какие проблемы, Шеф! — покорно ответил Браток и подставил морду Джеку.
Мы с Тимурчиком затаили дыхание...
Джек аккуратно размотал ремень и выпустил на свободу Пумову пасть с жуткими клыками.
И Пум — ну надо же!.. — благодарно лизнул руку своим огромным пепельно-розовым шершавым языком!..
— Мо-ло-дец!!! — завопили мы с Тимуром одновременно.
Я тут же подтащил Братку здоровый шмат своего лосося, фаршированного транквилизаторами, а Тимур приволок из холодильника для Братка еще пачку сосисок. И стал развязывать Братку передние лапы...
— Тим! Ты не торопишься с этим актом альтруизма? — спросил Джек.
И я почувствовал, как мы с ним оба напряглись, готовые в любое мгновение рвануться на помощь к Тимуру.
— Нет, ребята! Не боись!.. — крикнул Тимур. — Теперь все будет в порядке!..

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100