Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть32 Реклама на сайте
 

* * *

— Ага, — сказал Джек. — Значит, они не конкуренты... Наоборот, работают в сламе.
— Где? — спросил я, впервые услышав это слово.
— Ну, партнеры... — объяснил мне Тимур. — В смысле — заодно.
Это по фене. Блатняковое ботало.
— Значит, чтобы лишний раз не светиться, террористы наняли двух профикиллеров. Те сделают за них всю грязную работу, а потом Аллах уберет и самих киллеров... — задумчиво подытожил Джек. — Сюжет — старый как мир. Но, как ни странно, очень упрощает дело... А сейчас, мистеры Тимоти Истлейк и Мартын-Кыся Плоткин-Истлейк фон Тифенбах — немедленно спать!
Приходя в себя, я еще немножко пошатался по комнатам, увидел, как моментально, наверное, на нервной почве, задрых Тимур; как Джек загнал патрон в ствол пистолета и поставил его на предохранитель. А потом положил пистолет себе под подушку.
Я теперь про полицейские пистолеты все знаю. Рут нам с Тимуром, чтобы мы не лапали ее оружие, однажды целую лекцию выдала на эту тему с демонстрациями всех этих штук.
Писать и гадить хотелось чудовищно! Я и так сдерживался черт знает сколько времени. Но как только я намылился выскочить в наш собственный отельный садик, Джек погрозил мне кулаком величиной со среднюю кастрюлю и приказал идти в ванную и садиться на горшок. А он, дескать, потом спустит за мной воду...
Будто я сам не смог бы это сделать! Помню, Шура забыл меня выпустить из квартиры (еще в Ленинграде) и уехал на три дня в Москву. Так я только этим и занимался, что спускал за собой воду. Мог бы еще и Джека научить этому.
Я сделал вид, что согласился с Джеком, проявил невероятное напряжение воли, граничащее с самогипнозом, — не угадился посередине номера стоимостью почти в пятьсот долларов, дождался, когда Джек засопел, не вынимая правой руки из-под подушки, и...
... Конечно же, оказался в саду!
Ну не могу я гадить в обычных цивилизованных условиях. Мне для ЭТОГО необходима только Природа. И это меня очень тесно роднит с моими Большими Котами-Собратьями — Тиграми, Леопардами, Пантерами, Пумами...
Я когда вижу их по телику — аж захожусь от восторга! Я испытываю к ним буквально мистическое уважение и, если хотите, Любовь!.. И ГОРДОСТЬ. Гордость за то, что и Я принадлежу к ИХ Виду. Обо всем об этом я размышлял уже сидя под каким-то тропическим кустиком, поспешно справляя свою Большую и Малую Нужду.
Права, права была Айрин — жена Морта Пински: есть "закон компенсации"! Что-то на это место приходит. Еще минуту назад у меня в голове билось лишь одно — как бы погадить! А вот поди ж ты: освободился распираемый кишечник, опорожнился переполненный мочевой пузырь — и в башку полезли Гордые мысли о национальной принадлежности к Великому Виду Больших Котов, глубокие рассуждения, философские сентенции...
Ну, как выраженьице — "философские сентенции"? Это я у мистера Могилевского слямзил.
И вот сижу я, делаю свои дела, а Гордость распирает и возвышает меня над всеми другими Животными Видами, и так мне в этой кромешной ночной темноте светло и радостно...
...что я только когда уже зарывал свою кучку (у нас — Котов — упоминание о ЕСТЕСТВЕННОМ "неприличным" не считается), вдруг неожиданно почувствовал в воздухе ЗАПАХ ОЧЕНЬ КРУПНОГО ХИЩНОГО ЗВЕРЯ!..
Ну, думаю, домечтался! Уже и запахи стали чудиться. А может, я сам стал ТАК пахнуть? Очень даже вероятно и заслуженно! Обнюхал то, что зарыл, — ни фига: пахну самим собой, кучка тоже тянет нормальным говном, а запахи КРУПНОГО ХИЩНИКА не прекращаются, да и только! Даже усиливаются.
А тут еще слабенький ветерок, видать, с океана подул и точненько определил направление — откуда идет этот запах: пахло этим Животным Типом как раз из густой заросли каких-то невероятных калифорнийских растений. Я такие никогда не встречал — ни в Питере у нас на пустыре, ни в Мюнхене — в Английском парке, ни в нью-йоркском Квинсе.
Я и пополз туда, соблюдая крайнюю осторожность, — запах был, прямо скажем, не из приятных...
Нужно ли мне напоминать вам, что все наши военные и полицейские приборы так называемого ночного видения — полное дерьмо по сравнению с тем, как разбираемся мы — Коты — в абсолютной и непроглядной темноте?..
Так вот это, я вам скажу, была, как выражается Шура Плоткин, "картинка маслом"!!!
Огромаднейший КОТЯРА — величиной значительно больше Тимурчика и чуть поменьше Джека Пински — будто сошел с экрана российского телевизора из передачи "В мире животных". Только Николая Николаевича Дроздова здесь не было. Но я и так помнил, что Николай Николаевич про такого жутковатого Типа рассказывал и что этот Тип называется кугуаром или пумой, или еще горным Львом, и что он вверх может прыгнуть метров на пять, на шесть, а вниз запросто сигает с четырнадцатиметровой скалы... И что весит такая Кошечка до ста десяти килограммов, а Джек Пински — всего семьдесят шесть. Шура и того меньше — шестьдесят восемь. Это он сейчас отожрался и поправился, а в Петербурге на него вообще было смех смотреть!.. Я в цифрах ни хрена не разбираюсь, но где больше, а где меньше — я понимаю запросто. А еще Николай Николаевич говорил, что Пума — такой Хищник, что просто не приведи Господь! Хотя, и любит поиграть и подурачиться. Правда, не всегда разбирает — где кончаются шутки и начинается бандитизм. На мое счастье, этой Пуме сейчас не приходило в голову ни играть, ни дурачиться. Он накрепко запутался в сетке-ловушке, а его задняя толщенная лапа с когтями длиной в шариковую ручку была прихвачена стальным капканом и, наверное, причиняла этому Котяре дикую боль!..
Он меня, конечно, тоже унюхал. Да как рыкнет — я, признаться, чуть вторую кучу не наложил!..
Одно дело такую Тварь (хоть и Родственничек...) по телевизору под улыбочку Н.Н. Дроздова разглядывать, а другое дело вот так, как я сейчас, — нос к носу. Уж слишком разные весовые категории!..
Но я тут же смикитил: хренушки ему до меня дотянуться. Тут на моей стороне и капкан, и сеточка.
Я прикинул расстояние, на которое этот Раздолбай мог бы ко мне приблизиться, рассчитал так, чтобы он меня ненароком через сетку не цапнул, собрал волю в лапы и уселся чуть ли не перед самой его мордой. И этак индифферентно стал разглаживать свои усы и не мигая смотреть ему в глаза.
А он опять как рыкнет, как рванется! Но уж на что меня так и подмывало взлететь в воздух и броситься наутек куда глаза глядят, я даже не шевельнулся. Если бы вы знали — чего мне это стоило!..
Замер и сижу, как памятник самому себе. Только время от времени усы разглаживаю с понтом, вроде бы мне все эти Пумы-шмумы и Тигры-мигры — до лампочки. Дескать, мы еще и не такое видали!..
— Ну, чего вылупился, сволочь?! — говорит он мне по-Животному.
Ну, может быть, не "сволочь", но очень похоже на то.
— Не хами, — говорю я, неприятно удивленный первой встречей с Собратом по Виду.
— Чего-о-о?!
Он, оказывается, даже слова-то такого не слышал! Элементарнейший Жлоб с деревянной мордой, как говорит Шура. А так, к сожалению, похож на Кота!..
Я прикинул глазом минимальное расстояние от натянутой этим Кугуаром сетки до моей морды, убедился в том, что моя безопасность равняется длине в полтора моих хвоста, и так спокойненько говорю этому дикому Дебилу:
— Ты давай не дергайся, как свинья на веревке! И пасть на меня не разевай, засранец! А то я сейчас разбужу своего друга с пистолетом — так ты потом пятый угол будешь по всей Калифорнии искать, дубина.
Понимаю, что ему и больно, и обидно, и на волю — смерть как охота, и я пытаюсь наладить с ним нормальный Животный Контакт, чтобы хоть как-то помочь ему, а он, кретин несчастный...
Он на меня как вызверился! Из капкана рвется, сетка трещит, рычит, клыками сверкает и несет меня по пням и кочкам — по-нашему, по-Животному, такими словами, что и повторить-то совестно!..
Нужно признать, что в Животном мире, как и в Человеческом, существует невероятное количество отвратительных ругательств. Когда слышишь, как приблудная Дворняга и уличный Кот выясняют отношения — уши вянут!.. А что несется из клеток Зоопарка? Кошмар!!!
Не хочу показаться паинькой и строить из себя этакого Домашнего Культурненького Котика. Раньше, в Питере, я этим Животным матом пользовался так, что некоторые особо нервные Коты и Собаки не выдерживали моего лексического напора и буквально теряли сознание еще до начала Генеральной драки.
Теперь я этой частью Животной речи пользуюсь все реже и реже. Во-первых, рядом со мной почти всю дорогу Ребенок. Хотя именно этот Ребенок вынес из своей подмосковной тюремной колонии весь букет грязного Человеческого мата и, чего греха таить, нет-нет, да и воспользуется им в экстремальной ситуации. Я же себе при нем никогда не позволяю выражаться. Ни по-шелдрейсовски, ни по-Животному.
А потом здесь, в Америке, как-то странным образом изменились социальные условия нашей с Шурой житухи — Ребенок, Рут, Семья, Шурина работа, моя общественная деятельность в Крысо-Котовом Союзе Квинса...
Конечно, если честно поразмыслить, то и здесь, в Штатах, есть достаточно причин для матюгов. Но это уже совершенно другая история.
— Заткнись, кретин!!! — рявкнул я на этого сраного Пума так, что даже мой корешок из Мюнхена — полицейский овчар Рэкс смог бы мне позавидовать!
Я понял, что с этим Пумским болваном никакими "полутонами" Контакта не установить. Тут, как говорит Рут о своих подопечных бухарских евреях-эмигрантах, необходима "политика кнута и пряника". И говорю прямым текстом:
— На волю хочешь, раздолбай египетский?!
У того даже нижняя челюсть отвисла!
Замер, осмыслил с трудом, тупица непроходимая, и орет:
— А ты как думал?! Трам-там-тара-рам!..
И так далее в том же роде.
— Цыть!!! — говорю. — Мудила грешный! Отвечай, как нормальное Животное — на волю хочешь? Да или нет?!
Тут этот здоровенный хищник-недоумок заплакал и тихо так говорит сквозь слезы своим хриплым Животным голосом:
— Выручай, браток... Век свободы не видать!.. Сука буду...
Вот! Вот что выдает Раба, какую бы шкуру он на себя ни напялил: мгновенный переход от тупой агрессии к жалкой унизительной покорности. И наоборот: никаких гарантий, что, освободив его, ты тут же не будешь растерзан им на куски!..
У них это называется — "умение жить".
Боженька ж ты мой... Неужели в этой внешне роскошной Особи таится такая мелкая и мерзкая душонка?! И ЭТО — предмет моих восторгов и поклонений?.. Это и есть — Горный Лев?! Это — грозная пума, он же жутко хищный кугуар?!
Ох уж это мне телевизионное образование... Ну как мог такой симпатичный ведущий передачи "В мире животных", как Н.Н. Дроздов, не понять всей фальшивой сущности этих Типов?!
А я еще так гордился, что происхожу из ИХ Тигро-Ягуаро-Пумо-Леопардо-Пантерского Вида!..
Да провалитесь вы ко всем чертям. Лучше я буду считать, что происхожу от Шуры Плоткина — так-то оно будет верней!
Помню, когда в Ленинграде, у Казанского собора, нас с Шурой отлупили на фашистско-антисемитском митинге, а меня даже "жидом" обозвали, Шура потом всю дорогу до дома отхаркивался кровью и бормотал:
— Нельзя... нельзя отдавать такой потрясающий город в руки Бандитов! Над Хамом должен восторжествовать Интеллект...
Примерно то же самое сейчас вертелось и у меня в голове.
— Ты ж обещал, Браток... — услышал я жалкий слезливый голос этого дефективного Пума.
Услышал я интонации этого попавшего в безнадегу Беспредельщика и подумал — как мы бываем неосмотрительны, РОМАНТИЗИРУЯ подобных Типов, восхищаясь их "подвигами", их "повадками", даже их жестокостью! Дескать, "всем кушать надо..."
Вот это наше всепрощенчество, готовность присочинить им те "таинственные" и "замечательные" качества, о которых они и понятия не имеют, ибо всем своим существом запрограммированы тупыми и злобными бандитами, действия которых направлены лишь на убийство ради жратвы, — очень все это неумно с нашей стороны!
Сами возводим их в ранг Героев, сами же становимся их Жертвами.
Конечно, можно было бы попробовать что-то сделать из этого Громилы, но... Работы — невпроворот!
— Браток... — снова прошептал Пум сквозь слезы. Кстати, то, что это был Пум, а не Пума — было видно невооруженным глазом: ТАКОЕ нельзя было не заметить! Я даже на секунду, не скрою, позавидовал. А потом прикинул вес ЭТОГО и понял, что все силы у меня уходили бы только на то, чтобы ЭТО постоянно таскать с собой. И на Кошек сил уже просто бы не осталось...
— Ну что ж, — говорю. — Но учти, сукин сын, в жизни за все надо платить! Хочешь выйти на волю и остаться в живых — изволь...
И тут, не сходя с места, в примитивно-доступной форме и на сознательно упрощенном Животном языке я изложил этому Жлобу три обязательных требования:
1. МОЕ СЛОВО — ЗАКОН!!!
2. МОИ ДРУЗЬЯ — НЕПРИКОСНОВЕННЫ!!!
3. НИКАКОЙ ОХОТЫ НА ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ И ЛЮДЕЙ...
...пока Я САМ не дам КОМАНДУ!
— А жрать-то что, Хозяин?.. — совсем закручинился Пум.
— Зови меня просто — Шеф, — сказал я. — Жратвой обеспечим. Не твоя забота. Остальные требования я буду предъявлять тебе по ходу дела. Запомни — без моего разрешения ни шагу, ни малейшего движения! А сейчас, Браток, сиди тихо и не вякай — я ухожу за своими...
— Но ты вернешься, Шеф?.. — И Пум посмотрел на меня глазами, полными надежды на избавление.
— Вернусь, вернусь. Сиди, не дергайся.

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100