Кошки

Кот и кошка

Сайт волонтеров Кожуховского приюта           Массаж на все случаи жизни

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть25 Реклама на сайте
 

* * *

Я ПЛЫЛ В ОБЛАКЕ НЕЖНОГО ПУЛЬСИРУЮЩЕГО СВЕТА, ВИДЕЛ ПОД СОБОЙ ЗНАКОМЫЕ И НЕВЕДОМЫЕ МНЕ МЕСТА, ОТКУДА НЕСЛИСЬ В МОИ УШИ И В МОЙ МОЗГ ГОЛОСА БЛИЗКИХ МНЕ СУЩЕСТВ:
— ОХ, ВЛЯПЫВАЕШЬСЯ, КЫСЯ! МОЖЕТ, ЛУЧШЕ ТЕБЕ ТОРМОЗНУТЬ? В СТОРОНКУ ПРИНЯТЬ ОТ ЭТОГО ДЕЛА, А? — СПРАШИВАЛ МЕНЯ ВОДИЛА, ВЕДЯ ГРОМАДНЫЙ ГРУЗОВИК С ФУРГОНОМ ПО ТРАССЕ КРАКОВ — ВАРШАВА...
БОЖЕ МОЙ! Я ЖЕ НИКОГДА ТАМ НЕ БЫЛ... ОТКУДА ЖЕ Я ЗНАЮ, ЧТО ЭТО ДОРОГА ОТ КРАКОВА ДО ВАРШАВЫ?!
А ПОДО МНОЙ МОЙ ЛЕНИНГРАД... НАШ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. И ГОЛОС МИЛИЦИОНЕРА МИТИ:
— НЕ ДУРИ, МАРТЫН. НЕ ПОРИ САМОДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, БЛЯ. ДОВЕРЬСЯ МУЖИКАМ, КОТОРЫЕ СЕЙЧАС ВАШ САМОЛЕТ ШМОНАЮТ. ВСЕ Ж ПРОФЕССИОНАЛЫ, ЕБТЬ!..
И ТУТ ЖЕ ЗНАКОМЫЙ РАЙОН ГРАЖДАНКИ, ПРОСПЕКТ НАУКИ, УЛИЦА СОФЬИ КОВАЛЕВСКОЙ СМЕНЯЮТСЯ МЮНХЕНОМ, АНГЛИЙСКИМ ПАРКОМ, ГРЮНВАЛЬДОМ, ПОЛЕМ ДЛЯ ГОЛЬФА И ТРЕВОЖНЫМ ГОЛОСОМ ФРИДРИХА ФОН ТИФЕНБАХА:
— НАС — ФОН ТИФЕНБАХОВ — ОСТАЛОСЬ ТОЛЬКО ДВОЕ — ТЫ И Я. УМОЛЯЮ ТЕБЯ, КЫСЯ, БУДЬ ОСТОРОЖЕН...
А ПОТОМ ПОДО МНОЙ, ДАЛЕКО ВНИЗУ, НАД НЕСКОНЧАЕМОЙ ВОДОЙ БЕЗ БЕРЕГОВ МАЛЕНЬКИЙ-МАЛЕНЬКИЙ ПАРОХОДИК ИЗ ПОСЛЕДНИХ СИЛ БОРЕТСЯ С ВОЛНАМИ, И Я С ЗАМИРАНИЕМ СЕРДЦА СЛЕЖУ ЗА НИМ И НИЧЕМ НЕ МОГУ ПОМОЧЬ!.. НО Я ЗНАЮ, ЧТО ЭТОТ МАЛЕНЬКИЙ ПАРОХОДИК — ОЧЕНЬ БОЛЬШОЙ КОНТЕЙНЕРОВОЗ "АКАДЕМИК АБРАМ Ф. ИОФФЕ" И КОМАНДУЕТ ИМ КАПИТАН АЛЕКСЕЙ-ИВАНОВИЧ-КЭП-МАСТЕР. ЭТО ОН ПРИВЕЗ МЕНЯ ИЗ ЕВРОПЫ В АМЕРИКУ И ПОЭТОМУ ИМЕЕТ ПОЛНОЕ ПРАВО СТРОГО СКАЗАТЬ МНЕ:
— МАРТЫН! ТО, С ЧЕМ ТЫ СТОЛКНУЛСЯ, — НЕВЕРОЯТНО ОПАСНО. НЕ ТОЛЬКО ДЛЯ ТЕБЯ. ДЛЯ ВСЕХ... СУМЕЕШЬ ВЫИГРАТЬ — ЧЕСТЬ ТЕБЕ И ХВАЛА. НЕ СУМЕЕШЬ — НЕ ТВОЯ ВИНА. СЛИШКОМ МНОГОЕ СТОИТ ЗА ТЕМ, ЧТО ТЫ ВСТРЕТИЛ. ПРОБУЙ, КЫСЯ. ДАЙ БОГ ТЕБЕ УДАЧИ! ТЫ — КОТ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ!
СНАЧАЛА ИСЧЕЗЛА ПУЛЬСАЦИЯ СВЕТА... ПОТОМ ОН СТАЛ МЕДЛЕННО-МЕДЛЕННО ТЕРЯТЬ СВОЮ НЕЖНУЮ ЯРКОСТЬ, ТУСКНЕТЬ, И Я УСЛЫШАЛ ГОЛОСА ВСТРЕВОЖЕННЫХ ШУРЫ И РУТ ИЗ НЬЮ-ЙОРКА.
— Я ПОЧЕМУ-ТО ТАК ВОЛНУЮСЬ, ЧЕРТ МЕНЯ ПОБЕРИ! — ГОВОРИЛА РУТ.
— И Я... — ПРИЗНАВАЛСЯ ЕЙ ШУРА. — СЛОВНО ВНУТРИ МЕНЯ ВСЕ ДРЕБЕЗЖИТ И ПОЗВЯКИВАЕТ.
— ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ПО ВРЕМЕНИ ОНИ УЖЕ ЧАС КАК ДОЛЖНЫ БЫЛИ СЕСТЬ В ЛОС-АНДЖЕЛЕСЕ... А Я ВЕДЬ ДОГОВОРИЛАСЬ С ДЖЕКОМ, ЧТО ОН НАМ СРАЗУ ПОЗВОНИТ ИЗ АЭРОПОРТА...
МНЕ СТАЛО ИХ ТАК ЖАЛКО, ТАК ЖАЛКО!.. И ВДРУГ... О СЧАСТЬЕ! КОГДА СВЕТ ВНУТРИ РЮКЗАКА ПОЧТИ СОВСЕМ ПОМЕРК, Я ВМЕСТЕ С ШУРОЙ И РУТ УСЛЫШАЛ ТЕЛЕФОННЫЙ ЗВОНОК ДЖЕКА В НАШУ КВАРТИРУ!..

* * *

— Алло! Рут? Это я — Джек. Ну, все в порядке. Мы на месте. Не беспокойтесь. Даю Тима...
Будто после долгого и тяжелого сна, полного не очень страшных кошмаров, я с трудом встал в рюкзаке на задние лапы, высунул башку наружу, оперся передними лапами о плечи Тимура и огляделся.
Нас окружали несколько Человек. Как только они увидели меня, так сразу зааплодировали. Я вглядывался в этих Людей, пытаясь представить себе — кто из них может быть наиболее опасен? За каждым из них я учуял массу не очень симпатичных качеств, но открытой прямой угрозы ни от кого не ощутил. И понял: среди встречающих нас нету ТОГО, кому так уж сильно может понадобиться эта книжка маркиза Астольфа де Кюстина, на которой я сейчас стою задними лапами, а кончиком хвоста ощущаю выдавленные на обложке золотые буквы — "Николаевская Россия 1839 года".
Надо бы попросить Тимурчика поучить меня читать...
А Тимур тем временем вопил в карманный радиотелефон:
— Все о'кей, мамуля! Не волнуйся! Багаж задерживают... Мы тебя все целуем! И Шуру тоже... И Кыся вас целует. Ты их целуешь, Мартын?
— А как же!.. — сказал я.
Вокруг все рассмеялись. Но не тому, что я ответил Тимуру, — этого никто, кроме Тимура и теперь Джека, понять не мог. Рассмеялись тому, что спросил меня Тимур.
— А как же! — повторил я. — Еще как!..
И почувствовал, что Рут и Шура прекрасно услышали меня там, в Нью-Йорке!
А в этот миг мне показалось, что в толпе пассажиров, ожидающих багаж и толпящихся вокруг медленно движущейся резиновой ленты с редкими сумками и чемоданами, я мельком узрел...
... ТЕХ ДВУХ ТИПОВ, ЧТО РАССТРЕЛЯЛИ БАРМЕНА НА НАШЕМ СОВЕТСКОМ КРУИЗНОМ СУДНЕ, НА КОТОРОМ МЫ ВМЕСТЕ С ВОДИЛОЙ И ЕГО ГРУЗОВИКОМ ПЛЫЛИ ИЗ ЛЕНИНГРАДА В ГЕРМАНИЮ...
А ПОТОМ ВМЕСТЕ С ТИМУРЧИКОМ ВСТРЕТИЛИ ИХ В ДЕНЬ СВЯТОГО ПАТРИКА В МАНХЭТТЕНЕ, НА УГЛУ ПЯТОЙ АВЕНЮ И СОРОК ШЕСТОЙ УЛИЦЫ...
И вот сейчас... А может, мне все это лишь ПОКАЗАЛОСЬ?
Или они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЗДЕСЬ?!
Или это не ОНИ?..
Но тут, как назло, засверкали блицы фотографов, врубились яркие лампы над видеокамерами и я, конечно, потерял тех ТИПОВ из виду. А может быть, они и сами исчезли. А может быть, их и вообще не было...
Может, это мне на нервной почве причудилось.

* * *

Автомобильчик, на котором нас встречал один из владельцев "Парамаунта" и президент агентской ассоциации "Художник и Творчество", был, скажу без ложной скромности, прямо-таки зашибись!
В нарушение параграфа 4-д из раздела № 6 моего контракта этот автомобиль был не из тех, тоже высококлассных автомобилей, которые нам полагались, — те нас ждали в гараже "Беверли-Хиллз-отеля". А встречал нас специальный ЛИМУЗИН для VIP — "Очень Важных Персон"!
Я и в Нью-Йорке пару раз видел такие лимузины. Но те были явно, короче этого лос-анджелесского. Этот был длиной с вагон нашей русской пригородной электрички.
Помню, в бытность мою еще Котенком мы с Шурой несколько раз ездили на электричке в Сестрорецк трахать одну очень симпатичную Вторую Секретаршу райкома комсомола. То есть трахал ее, конечно, Шура, а я в это время пытался ловить бабочек в садике за райкомом. Одно слово — Котенок... Что с маленького возьмешь?
Так вот, трахались они прямо в кабинете райкома, на секретарском столе. Окно же кабинета выходило в тот самый садик с бабочками, и я постоянно слышал ласковое прерывающееся бормотание Шуры и тоненький счастливый голосок Второго Секретаря райкома комсомола:
— Товарищ Плотки9н... Товарищ Плоткин!.. Ах, как вы это делаете, товарищ Плоткин!!!
С тех пор я очень хорошо запомнил размеры вагона электрички.
Помню еще, что в этих вагонах, кроме окурков, яблочных огрызков, пустых бутылок и запаха Человеческой мочи в тамбурах, не было ни черта.
А здесь и бар-холодильник с любой поддачей и легким закусем, и телефон спутниковой связи для трепотни со всем миром, и телевизор с видиком, и, как говорят здесь в Америке, "факс-машина", и музыкальный проигрыватель с уймой Си Ди дисков...
Ой!.. Что это?! Стоп! Стоп, Мартынчик!.. Нюхай! Нюхай, Кыся, черт бы тебя побрал... Сосредоточься, раздолбай старый! Ну?..
Я сорвался с Тимуркиных колен и прямо головой вниз сиганул обратно в рюкзак, из которого только три минуты тому назад меня вытащили для знакомства со встречавшими меня мужиками.
Ткнулся передними лапами и мордой в лежащую на дне рюкзака книжку и стал ее истерически обнюхивать. Я не имел права на ошибку!
Так вот, оказывается, чем пахнет маркиз Астольф де Кюстин?! То есть не сам маркиз, а его книжечка про старую Россию. А пахнет она — Провалиться мне на этом самом месте! — Си-Ди диском!
Недаром мне все мерещилось, что я уже сталкивался с этим запахом... Таких дисков с записями разных современных рок-групп, "олд-джаза" и всяких музыкальных модных штучек, от которых пацаны вроде нашего Тимура балдеют и "тащатся", — у нас в доме пруд пруди. Я лично от этой музыки тут же линяю во двор, но запах этих дисков помню превосходно: что-то металло-пластмассовое и очень характерное именно для Си-Ди.
Итак, я лихорадочно попытался перелистать лапой книжку — посмотреть, откуда идет этот запах, где спрятана там "сидушка", но уже в следующую секунду в рюкзак сунул свой нос Тимур и беззвучно, но крайне недовольно спросил меня моим же выражением, которое я когда-то подхватил у Шуры:
— Ты чего дергаешься, как свинья на веревке?! Кто тебя за жопу укусил? Весь этот фестиваль с лимузином устроен ради тебя, а ты...
Ну я и вылез на свет Божий, так ничего и не обнаружив. Понял лишь четко, что где-то в самой книжке спрятана эта "сидуха". Она и пахнет, стерва, перебивая все книжные запахи!
Уж не этот ли диск искали ТЕ, кто шлепнул ТОГО — с понтом "нового русского"?! И случиться это могло лишь тогда, когда в наш первый самолетный класс набился народ за моими автографами...
ОНИ были убеждены, что диск у него в кейсе. А там, как говорил мой друг Водила, "накася, выкуси".
Все!.. Я, кажется, все понял... ОН, бедняга, узнал ИХ! И в последний миг своей путаной жизни сунул этого липового "Маркиза" в наш рюкзак. Сидя сзади нас, ему стоило только протянуть руку с книгой между спинками наших кресел... Ему очень важно было спасти "Николаевскую Россию 1839 года"!
Интересно, что же там за музыка такая записана, из-за которой можно УБИТЬ ЧЕЛОВЕКА?!
А как только я вылез из рюкзака, на меня и Джек "Полкана спустил".
— Эти парни тебе платят достаточно большие деньги, — сказал он мне. — Мог бы быть с ними и повежливей...
Этот чертов Джек уже начал меня раздражать. А ведь поездка только начинается. Всего четыре часа как он начал постигать наш шелдрейсовский способ общения, а туда же — Телепат недоделанный! Вот и учи их на свою голову...
Я огляделся. Надо отдать должное — Мужики, ехавшие вместе с нами в лимузине, одеты были безукоризненно! Никакого этакого, как говорит Шура, "художественно-богемного распиздяйства". Никаких джинсов, кроссовочек, джемперочков, кожаных курточек. Ничего такого, в чем ходит сейчас вся Америка.
Костюмчики — я тебе дам! Рубашечки (несмотря на добротную калифорнийскую жару...) с жесткими крахмальными воротничками, галстучки самые что ни есть моднючие — желтые с синеньким. Туфельки черненькие без блеска, и уж тем более без негритянского лака. Носочки однотонные, никаких перстней — только скромные обручальные колечки.
И жутко дорогие запахи! Каждый запах — состояние!.. Сразу было видно — за этими Мужиками такие бабки стоят, что им в простачков играть уже не требуется.
Как говорила Рут, это начинающие миллионеры все еще в джинсиках выдрючиваются. Все в "средний класс" поигрывают. Дескать, "смотрите, ребятки, я — свой! Совсем как вы... Только мне чуть малость побольше повезло!.." А на самом деле — Волчара, который не раздумывая, в одну секунду кому угодно глотку перекусит!
Нет, в этих Двоих, что сидели сейчас с нами в необозримом лимузине, все было заложено уже давно и мощно. Они были ХОЗЯЕВАМИ ТОЙ АМЕРИКАНСКО-КИНЕМАТОГРАФИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ, куда мы — Джек, Тимурчик и Я — попали совершенно случайно.
Поэтому ни я, ни Тимурчик, ни даже Джек никак не могли взять в толк — какого хрена такие Боссы приперлись в аэропорт Лос-Анджелеса встречать нас на этом безразмерном лимузине?!
Будто угадав мое недоумение, старший Босс мягко проговорил, глядя на меня:
— Должен вас предупредить и обрадовать, мистер...
Тут он запнулся и вопросительно посмотрел на Джека.
— Подскажите, пожалуйста, как мне обращаться к нашему герою?
— Наверное, Мартын... — безразлично сказал Джек и пару раз оглянулся назад на убегающий фривей с сотнями мчащихся за нами автомобилей.
— Или Кыся, — уточнил Тимурчик.
— Замечательно! — улыбнулся Второй Босс. — Моя бабушка рассказывала, что когда она была еще совсем маленькая, то у них в Витебске тоже была своя "Кисья"...
— Вы говорите по-русски? — тут же спросил его Тимур.
— Нет, что ты, сынок! А что, мистер Кисья понимает только русские команды?
— Мистер Мартын-Кыся понимает не только команды, но и вообще абсолютно все и на всех языках! — чуточку звенящим от гордости голосом произнес Тимур.
Боссы вежливо, но недоверчиво улыбнулись. Потом старший продолжил то, с чего пытался начать:
— Так вот, должен вас обрадовать, мистер МартКыся... Ничего, если я вас ТАК буду называть?
— Пожалуйста! Нет проблем, — брякнул я автоматом, не заботясь о последствиях.
Вот тут случилось непредвиденное. Старший Босс неожиданно ПОНЯЛ меня! Вот ведь Котяра старый...
Но не поверил самому себе и растерянно посмотрел на Тимурчика и Джека.
В эту же секунду Тимурка так больно ущипнул меня за хвост, что я чуть не цапнул его по запарке!
— Я сказал: "Пожалуйста! Нет проблем", сэр, — поспешил Тимур на выручку ко мне и Старшему Боссу.
— Ах, это вы сказали?.. Да, да... Так вот я что-то хотел...
Старик совсем смешался и потерял нить разговора.
— Лео, вы хотели обрадовать мистера МартКысю тем, что его близкие друзья из Белого дома, надеюсь, вы понимаете, о ком я говорю, будут здесь неподалеку и будут рады всей семьей повидать своего старого приятеля мистера МартКысю, — деликатно проговорил Второй Босс — бывший внук своей бывшей бабушки из Витебска.
Ага... Значит, они ждут появления и Клинтона с мишпухой!.. Для справки: "МИШПУХА" (идиш) — "КОМПАНИЯ". Из небогатого еврейского репертуара моего Шуры Плоткина, насчитывающего всего три слова — "мишпуха", "поц" и "алтер-какер". Обычно эти слова употребляются Шурой в порядке трепа в нетрезвом виде. Вероятно, администрация Президента предупредила руководство "Парамаунта" о возможности такого визита — они и встали на уши!
Мы с Тимом и Джеком понимающе переглянулись — так вот, оказывается, чем вызвана такая торжественность нашей встречи и такая длина лимузина?!
А потом наш Джек снова обернулся назад, внимательно вгляделся в несущиеся за нами автомобили, вынул свой радиотелефон и, стараясь не привлекать чьего-либо внимания, набрал номер и тихо сказал, прикрывая трубку ладонью:
— Пит! Это Джек Пински. Мы сейчас идем по четыреста пятому фривею в сторону Вест-Голливуда, и нас от аэропорта пасет чей-то белый "ягуар". Это не ваши ребята?
И тут я своим каким-то Котовым слухом услышал, что Джеку ответил Пит. Но услышал только я! Тимурчик живо и красочно пересказывал Боссам "Парамаунта" вкратце мою историю появления в Америке, и им всем было не до Джека.
— Нет, Джек, — сказал Пит Морено. — Ты слишком высокого мнения о нашем лос-анджелесском Департаменте. У нас детективы ездят на белых "ягуарах" и красных "феррари" только на экранах кинотеатров. А в жизни... Нет, Джек. Это не наши. Ты видишь их номера?
— Нет.
— Куда вас везут?
— Кажется, в "Беверли-Хиллз-отель".
— Не слабо! — усмехнулся Пит. — Сейчас я постараюсь все взять на контроль.
— О'кей, — ответил ему Джек и спрятал радиотелефон в карман.
Парамаунтские Боссы смотрели на меня, явно не зная, о чем и как со мной разговаривать. Я их отлично понимал: нормальному Человеку невероятно трудно преодолеть самого себя и заговорить с КОТОМ на равных.
Но надо признаться — эти упакованные Мужики вели себя идеально! Сделав над собой нескрываемое усилие, Старший Босс вежливо обратился ко мне:
— Я много слышал о вас, много читал, несколько раз видел вас в "Новостях" и "Последних известиях" по Си-эн-эн и Эн-ти-эс. Теперь рад познакомиться с вами лично, мистер МартКыся!
— Тимурчик! — сказал я. — Передай ему — пусть будет проще. Никаких "мистеров". Или "Мартын", или "Кыся". Что ему легче. А то он еще пару раз одолеет это "МартКыся" и перекинется от напряжения.
— Только не начинай с хамства, — мысленно предупредил меня Джек Пински, внимательно наблюдая за белым "ягуаром".
— Боже меня упаси, Джек! О чем ты говоришь? Я буду любезен и ласков с ними, как новорожденный Котенок.
Воспитанный Тимур заверил Боссов, что я тоже очень рад с ними познакомиться. Хотя я этого не говорил.
— О'кей! — обрадовался Старший Босс. — В таком случае я — Стив, а мой близкий друг и партнер по бизнесу — просто Бен.
— Очень приятно, — сказал я по русской привычке. — Я думаю, Стив, что и мистер Тимоти Истлейк, и мистер Джек Пински не будут возражать, если вы их будете называть тоже по именам. Да, ребята?
Тимурчик перевел с шелдрейсовского на английский.
— Естественно, — буркнул Джек.
— Отлично! — воскликнул шестидесятипятилетний Бен — чистокровный американский внук своей — сами понимаете какой — витебской бабушки.
Он распахнул дверцы лимузинного бара, и внутренности этого чудо-автомобиля засверкали теплым оранжевым светом, отражаясь в невероятном количестве самых разных бутылок.
— По этому поводу мы должны выпить! — торжественно проговорил Бен и вопросительно посмотрел на Стива — не поторопился ли он с поддачей?
Но Стив благосклонно улыбнулся, и Бен тут же спросил у Тимурчика, показывая на меня:
— Что будет пить наш герой?
— Наверное, молоко... — неуверенно проговорил Тимур.
— А может быть, сливки? — спросил Стив и вынул из небольшого холодильника хрустальный графинчик со сливками.
— Ну уж дудки! — сказал я. — Спасибо! Не хватает мне еще обдристаться! Меня со сливок всегда так несет...
И вновь старику Стиву показалось, что он понял меня. А тут еще и Тимур перевел мои слова на нормальный английский. Только ради идиотских приличий опустил слово "обдристаться" и добавил, что со сливок я обычно "себя неважно чувствую".
— Я тоже... — испуганно сказал старик и сменил графинчик сливок на бутылочку молока. Налил молоко в специальную плошечку, и я понял, что они очень тщательно подготивились к нашей встрече.
— А вы, Джек? — спросил Бен.
— Скотч.
— Выбирайте сами — какой сорт вы любите.
Джек протянул свою лапу и взял "Черный Джонни Уокер".
— А что будет пить наш замечательный переводчик? А, Тим? — весело спросил Бен.
— Вообще-то, сэр, я очень люблю "Пинаколаду", — смутился Тимур. — Я ее даже сам иногда делаю дома в Нью-Йорке. Но здесь, в лимузине... Может быть, найдется какой-нибудь обычный джус?
— Мистер Тимоти Истлейк, все ингредиенты для приготовления настоящей "Пинаколады" — перед вами! — сказал старик Стив. — Вот тебе, сынок, один шейкер, себе я беру второй, вот тебе лед, не забудь ваниль... Твори! А я себе сделаю слабенький коктейль.
Потомок витебской бабушки Бен нахреначил себе чуть ли не стакан двенадцатилетнего виски "Чивас" и тут же поймал на себе укоризненный взгляд старика Стива.
Помню, Шура получил свои первые деньги в нью-йоркской Публичке и приволок с получки точно такую же бутылку домой. На что Рут сказала, что "Чивас" — напиток миллионеров, но если Шуре, дескать, хочется именно это виски, то... "Никаких проблем!" — сказала Рут. Они поцеловались и позвали в гости мистера Могилевского и Джека Пински.
Уже в следующее мгновение мы все трое — Тимурчик, Джек и Я — замерли от восхищения! Мы увидели, как старый Стив сбивал себе слабенький коктейль для "очень старшего возраста", как он выразился. Делал он это так профессионально, так блистательно, что мы просто-напросто охренели! Шейкер у него летал из одной руки в другую, переворачивался в воздухе, делал умопомрачительные пируэты, вертелся на ладони, перескакивал с пальца на палец, вытворял черт знает что!.. И я, совершенно завороженный потрясающей ловкостью очень пожилого Человека, вдруг, словно во сне, увидел...
... МОЛОДЕНЬКОГО, НОСАТОГО, С ОТТОПЫРЕННЫМИ УШАМИ, ХУДЕНЬКОГО РЫЖЕГО СТИВА В ГРЯЗНОМ БЕЛОМ ПЕРЕДНИКЕ ЗА СТОЙКОЙ КАКОГО-ТО ПОДВАЛЬНОГО ПОЛУТЕМНОГО БАРА...
А ПО ДРУГУЮ СТОРОНУ СТОЙКИ БАРА ЛИЦОМ К СТИВУ СИДЕЛИ ПЛОХО ОДЕТЫЕ, НЕБРИТЫЕ И НЕТРЕЗВЫЕ ЛЮДИ, КОТОРЫХ МЫ ТАК ЧАСТО ВИДИМ В ФИЛЬМАХ ИЗ "АМЕРИКАНСКОЙ ПРОШЛОЙ ЖИЗНИ"...
ТОЧНО ТАК ЖЕ ЛЕТАЛ У НЕГО ИЗ ОДНОЙ РУКИ В ДРУГУЮ ТУСКЛЫЙ, ВИДАВШИЙ ВИДЫ ШЕЙКЕР, В КОТОРОМ СТИВ СБИВАЛ КОМУ-ТО КОКТЕЙЛЬ, КОМУ-ТО УСПЕВАЛ ЧТО-ТО НАЛИТЬ ИЗ ДРУГИХ БУТЫЛОК, С КОГО-ТО ПОЛУЧИТЬ ДЕНЬГИ, КОГО-ТО ЗАПИСАТЬ В ДОЛГОВУЮ КНИЖКУ. А С КЕМ-ТО И ПРОСТО ПОТРЕПАТЬСЯ...
А ШЕЙКЕР В ЕГО МОЛОДЫХ, КОСТЛЯВЫХ И СИЛЬНЫХ РУКАХ, ПОРОСШИХ РЫЖИМИ ВОЛОСАМИ, ЛЕТАЛ, ЛЕТАЛ И ЛЕТАЛ...
... Согласитесь, что я все-таки Грандиозный Кот! Мало того, что я иногда могу предвидеть БУДУЩЕЕ, я еще, оказывается, могу разглядеть и ПРОШЛОЕ!.. Причем как минимум лет на пятьдесят назад... Вот как сейчас! И это не выдумка, это не плод моего гипертрофированного воображения. Ну, как фразочка?.. Будьте-нате, да?! Недавно у Шуры подцепил. Так о чем я?.. А... Так вот, это действительно так! Ибо закончив сбивать коктейль, Стив перелил его из шейкера в высокий красивый стакан и сам сказал с доброй улыбкой Дедушки Мороза:
— Когда-то мой творческий путь начинался не совсем с кино. За удачу! Лехаем...
— Зай гезунд! — сказал Бен с далекими витебскими корнями.
Мы все выпили. То есть выпили все они, а я за их здоровье чуть-чуть полакал молока и лишний раз убедился — насколько идиш похож на немецкий...

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30 ...  79   80






Портал для пиарщиков и журналистов