Кошки

Кот и кошка

Сайт волонтеров Кожуховского приюта           Массаж на все случаи жизни

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть23 Реклама на сайте
 

* * *

Сначала Джек посчитал, что возьмет три недели очередного отпуска и прибавит к ним еще десять дней за свой счет, а потом придумает что-нибудь еще.
Но все произошло совершенно иначе.
В Германии я часто слышал такую шуточку: "Самый важный для жизни Человека витамин — это витамин Б". То есть "Бециунг". Что по-немецки — "связи". По-нашему — "блат".
Так вот, в идею Джека сопровождать нас с Тимуром в Калифорнию была сделана невероятной силы инъекция этого витамина Б!
Автором и организатором инъекции в идею Джека был, конечно же, Ларри Браун! Его приятель давних лет, которого он не видел с момента окончания войны во Вьетнаме...
Ларри все рассказал Соксу. А Сокс к тому времени находился в дикой депрессии! В Белый дом самим Президентом Клинтоном был введен абсолютный дурачок — Щенок Лабрадора, и, естественно, взрослый и привычно примелькавшийся Сокс отошел на второй план. Под Первым Правительственным Котом Америки пошатнулся трон, и Сокс не мог этого не почувствовать. Случалось, что Президент, забыв о Соксе, собственноручно выгуливал этого Щенка и называл его всеми теми ласковыми словами, которые еще совсем недавно были обращены только к Соксу...
Для того чтобы хоть как-то напомнить Президенту о своем существовании, Сокс пошел ва-банк!
Я понятия не имею, что такое "ходить ва-банк", но знаю, что это вроде нашего русского — "или пан, или пропал".
Короче, Сокс и Ларри отловили Президента как раз в тот момент, когда этот неученый Щен-Лабрадор держал Президента на поводке, а сам, широко расставив свои толстые неуклюжие задние лапы, гадил на одно из следящих устройств Службы безопасности, вмонтированное точнехонько под тем деревом, где когда-то с моей, как говорится, "легкой лапы" Первый Кот Америки Сокс лишился своей половой невинности на приблудной блядовитой Кошке Зяме.
Обнаружив Президента и Щена за этим неаппетитным занятием, Ларри и Сокс заявили мистеру Клинтону открытым текстом...
Что они там заявили Президенту — я точно не знаю. Знаю лишь, что уже к концу недели Джек Пински был вызван к Директору N.Y.P.D. — "Нью-Йорк полис департмент" и получил строжайшее распоряжение сопровождать в качестве "опекуна-телохранителя" Кота Мартына-Кысю Плоткина-Истлейк фон Тифенбаха и его ассистента-переводчика мистера Тимоти Истлейка во всех их передвижениях на все время их занятости в съемках фильма "Суперкот"!
За время этой командировки детективу криминальной полиции сержанту Джеку Пински будет сохраняться его должностной оклад и производиться оплата сверхурочных часов работы.
Со своей стороны, "Парамаунт пикчерз корпорейшн" включает м-ра Д. Пински в "Меморандум о соглашении" с понедельной ставкой в 750 долларов и суточными в размере 200 долларов в день.

* * *

За несколько дней до нашего вылета в Калифорнию и необходимости Рут лечь в госпиталь на одни сутки из Вашингтона на своей машине в Нью-Йорк примчался Ларри с...
С кем бы вы думали?! Правильно! С Соксом!!!
В нашем доме была устроена грандиозная поддача, где все пили, кто чего хотел, и закусывали осетриной горячего копчения из русского магазина миссис Доры Мархасевой.
Мы с Соксом (спасибо Тимурчику!..) тоже врезали по стопарику разбавленной валерьянки. Сокс с непривычки забухел и стал плакать горючими слезами, что, дескать, Щен-Лабрадор совершенно заполнил сердца президентской семьи, и теперь он, Сокс, оказался "позабыт, позаброшен...", и Он будет не Он, если...
Тут Сокс стал ругаться достаточно однообразным американским матом, словно герои фильмов Квентина Тарантино... А тут еще Челси Клинтон не вовремя улетела на учебу в какой-то Калифорнийский университет, и если бы не Ларри Браун, к которому Сокс очень привязан, то в дальнейшем продолжении своей жизни в Белом доме Сокс не видит ни малейшего смысла...
Естественно, что я тут же предложил Соксу наш нью-йоркский приют, сказав, что "наш дом — это его дом" и мы с Тимуром будем только рады... Ну и так далее. Все, что обычно говорят в таких случаях.
Пьяный Сокс полез обниматься, лизать меня в нос и время от времени вскрикивать: "Ты меня уважаешь?.. Я прав?! Я прав?!"
Тут я понял, что Сокса пора выводить на природу. На свежий воздух. И вывел его в наш двор, где сначала он немножко очухался, а потом раздухарился до того, что мы с ним и тремя малознакомыми Кошками под старым автомобилем мистера Могилевского устроили такую групповуху, что ни в сказке сказать, ни пером описать!
... Наутро Сокс и Ларри уехали в Вашингтон, а мы — Тимурчик, Джек и Я — спустя еще неделю уложили Рут в госпиталь под присмотр Шуры и улетели в Калифорнию.
Тем более что, как выяснилось, у Джека там в Лос-Анджелесе жил старший брат — доктор Мортон Пински...

* * *

-... Значит, замочили фраера, — по-русски прошептал мне на ухо Тимурчик и еще сильнее прижал меня к себе.
А я вдруг увидел сквозь стенки, как в пилотской кабине из левого кресла встал худенький летчик — наверное, ровесник Джека. Он был в белой рубашке с короткими рукавами и в галстуке. Я даже эмблемку компании "Юнайтед" на галстуке разглядел.
Он что-то сказал остальным летчикам, надел свой красивый синий форменный пиджачок и застегнул его на все пуговицы. Подтянул галстук потуже, и пошли они с Джеком к дверям...
— Идут! — шепнул я.
— КТО? — неожиданно испугался Тимур.
— Джек и летчик. Ты чего перетрусил? Ты мертвых боишься, да?
Тимур промолчал. Только тоскливо отвернулся к окошку.
— Бояться нужно живых, Тимурчик. А не мертвых... — сказал я слышанную когда-то фразу...
И вдруг сам ощутил всю меру фальши этого пошлого псевдозначительного утверждения! Подхватил его в каком-то паршивом телевизионном фильме и высказался — мудак хвостатый.
Я часто пользуюсь ЧУЖИМИ словами, фразами, оборотами речи. Но у меня почти никогда не бывает значительных проколов. Всегда, как говорится, "в жилу". А тут!..
Ляпнул, дубина, от фонаря! И КОМУ?!
Человечку, который девяти лет от роду взял в руки пистолет Макарова и в упор расстрелял того пьяного монстра, ту гнусную скотину — своего насильника...
...ребенку, прошедшему весь кошмар российской тюремной колонии для малолетних преступников...
...маленькому Мальчику, всего лишь три года тому назад купленному за пятнадцать тысяч долларов у подмосковных властей и усыновленному полушведской-полунегритянской американкой — сержантом нью-йоркской полиции...
...двенадцатилетнему Гражданину Соединенных Штатов, который всего за три года, рядом со своей новой мамой — потрясной женщиной Рут Истлейк, сумел стать отважным и стопроцентным АМЕРИКАНЦЕМ. Не растеряв по дороге ничего РУССКОГО!
Тех превосходных, истинно русских качеств, которые были в моем корешке и "подельничке" — Водиле... В его дочке — Насте... В милиционере Мите Сорокине... В Капитане Алексее-Ивановиче-Кэп-Мастере...
Если хотите, в моем ближайшем друге и родственнике — Шуре Плоткине! Несмотря на то что в России Шура считался евреем.
Это же просто счастье, что в наш первый класс из кабины пилотов наконец вышел Джек с тем летчиком! А то я бы себя проклял на всю оставшуюся жизнь за тот тон, за ту фразочку...
Вот ведь обделался с головы до ног! И чего это меня вдруг потянуло на шаткий пьедестал педагогики?..
Джек и худенький Летчик прошли в последний ряд салона — к ТРУПУ.
Я тут же виновато лизнул Тимура в щеку и сказал ему тихо:
— Оставайся на месте. Я тебе все потом расскажу.
И спрыгнул на пол. Не выходя в проход, я снова пробрался под сиденьями кресел к последнему ряду и неожиданно для себя обнаружил, что кейса — небольшого плоского делового чемоданчика, принадлежавшего ТРУПУ, нету. И тут же вспомнил, что когда я пролезал сюда в первый раз — посмотреть на этого "спящего" Типа, то кейса уже и тогда не было...
Почему я был в этом так твердо уверен? Да потому, что мне было бы не пробраться сюда из-за этого кейса напрямик. Пришлось бы облезать его со стороны другого кресла. А я, как сейчас помню, свободненько, без всяких помех достиг края свисающего до полу пледа, которым был прикрыт тот Тип.
Так что кейса не было уже тогда!
Я хотел было броситься к Тимурчику, чтобы он по-английски поведал бы мои подозрения Джеку, но...
Чем черт не шутит?! Сейчас как раз та самая напряженная и нервная ситуация, которая очень способствует шелдрейсовскому КОНТАКТУ, Восприятие обострено, почти все чувства — обнажены, мозг любого мало-мальски мыслящего Существа как никогда готов принять любую Информацию... А Джек сегодня уже почти откликнулся мне один раз. Да и Тимурчик кое-что объяснил ему про "эффект" профессора Ричарда Шелдрейса.
Я собрал всю свою волю в правую лапу и медленно, раздельно произнес по-шелдрейсовски:
— Джек! Послушай, Джек. Это я — Мартын. Я здесь, под креслом. Исчез кейс этого Типа. Ты меня понял, Джек?
И... О Боже!.. Бывает же такое?.. Джек тут же открыл верхнее багажное отделение для ручной клади, пошарил там, ни хрена не нашел и спросил меня на вполне приличном шелдрейсовском:
— Когда ты его в последний раз видел?
Я так ошалел от мгновенной Джековой реакции, что невпопад блямкнул:
— Кого?
— Не "кого", а "что". Кейс, конечно.
— Перед самым нашествием любителей автографов...
— А когда обнаружил ТРУП?
— Нет, тогда кейса уже не было.
— Ты уверен?
— Абсолютно, Джекочка!!!
Я был так рад, что Контакт с Джеком прошел без сучка и задоринки, что почти простил себе бестактность в разговоре с Тимуром.
— Значит, его убили тогда, когда ты демонстрировал свои яйца публике, а Тимур раздавал твои фотографии... — подумал Джек по-нашему. А худенькому Летчику вслух сказал: — Командир...
Этот немолодой Летчик оказался Командиром нашего "боинга"! Ничего себе уха?! Такой худенький.
— Командир, — сказал Джек. — Когда мы сядем в Лос-Анджелесе, сюда сразу же нагрянет КРИПО — криминальная полиция. Они уже ждут нас там. Во избежание сумятицы среди пассажиров нашего первого класса и ненужных вопросов я рекомендую вам прямо сейчас же сообщить им, что в нашем салоне умер человек. Именно — умер. Хотя, как вы сами понимаете, он убит. Видите, у него на шее малюсенькая царапина?
— Да...
— Так вот, это след введения мгновенно парализующего и умерщвляющего яда.
— О Господи...
Я попытался пролезть между ногами Джека и Командира, чтобы тоже посмотреть на эту царапинку, которую не увидел тогда. Но Джек довольно непочтительно ногой задвинул меня под кресло и, снова укутывая ТРУП пледом, беззвучно сказал мне:
— Не твоего ума дело. Или ты хочешь вляпаться в скандал с первой же секунды пребывания в Калифорнии? Тебе ЭТО нужно?
— Нет, — ответил я, ничуть не обидевшись.
Я почему-то был уверен в том, что Джек знает что делает. Только сказал из-под кресла:
— Посмотри, пожалуйста, русская книжка, которую он не выпускал из рук, там?
— Нету здесь никакой книжки.
— Может быть, она у него за спиной? Или он сидит на ней...
Сам не мог понять — какого черта мне сдалась эта книжка?! А вот что-то заставляло меня спрашивать о ней!.. Но что?! Джек пошарил за ТРУПОМ, под НИМ и сказал мне:
— Книги нет.
— Что вы делаете? — удивленно спросил Командир Джека.
— Пытаюсь усадить ЕГО поудобнее, чтобы во время приземления он не свалился на пол, — нашелся Джек.
— Пристегните его просто ремнем, — посоветовал Командир. — Думаю, нужно предупредить и стюардесс первого класса.
— Вы совершенно правы.
Через три минуты, при наглухо закрытых дверях, ведущих через комнатку стюардесс в бизнес-класс и дальше — в стандарт-класс, Командир "боинга" встал спиной к пилотской кабине, лицом ко всем нам и сделал заявление о том, что в нашем салоне около часа тому назад от приступа обычной сердечной недостаточности скончался один из пассажиров. Поэтому Командир просит соблюдать максимальное спокойствие при выходе из самолета в аэропорту Лос-Анджелеса. А также избегать разговоров на эту тему с пассажирами других классов. Земля уже извещена об этом прискорбном случае...

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30 ...  79   80






Портал для пиарщиков и журналистов