Кошки

Кот и кошка

Сайт волонтеров Кожуховского приюта           Массаж на все случаи жизни

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая  /  ИнтерКыся. Возвращение из рая - Часть18 Реклама на сайте
 

* * *

Три наших вертолета — один президентский, с гербом США на борту, и два пентагоновских — зависли над комплексом зданий Организации Объединенных Наций, и одно из них, самое высоченное — как объяснил мне Ларри Браун, — торчало совсем рядом с нами!
А все остальные — и Совет Безопасности, и Библиотека ООН, да и Генеральная Ассамблея — лежали где-то далеко-далеко внизу и казались игрушечными.
Сбоку протекала река Ист-Ривер — вроде нашей Невы, а на другой стороне Ист-Ривер уже начинался Квинс. Это мне тоже показал, конечно, Ларри Браун, тыкая носом в иллюминатор и не спуская меня с рук, потому что действие виски "Олд феллоу", наверное, уже прошло и меня снова начал бить нервный колошмат.
И это несмотря на то, что мы с Ларри уже раза три-четыре прикладывались к его бурбону...
Наши летчики немного поговорили с землей, немного с пентагоновцами, и те стали снижаться на специализированные вертолетные площадки внутри самого Комплекса ООН.
Мы же в отличие от них совсем немножко пролетели вперед и стали плавно опускаться на аккуратную зеленую полянку перед самым-самым Дворцом Генеральной Ассамблеи.
Причем нужно отдать должное этой, казалось бы, небольшой полянке — с каждой секундой она становилась все больше и больше и наконец превратилась в огромную зеленую площадь, окаймленную невысоким строгим кустарником, бело-оранжевыми лентами полицейского ограждения и уймой нью-йоркско-туристского народа.
А на самой полянище сбоку стояли невероятно длинные, карикатурные автомобили-лимузины, опять репортеры со всеми видами камер и отдельно ото всех, максимально приближенная к месту посадки нашего вертолета группа Людей, в которой я, как ни всматривался, не мог никого узнать — ни Шуры, ни Рут, ни Тимурчика...
— Моих никого нет! — яростно рявкнул я и тут же понес летчиков по пням и кочкам: — Я так и знал, что эти мудаки что-нибудь напутают и сядут не там, где нужно! Вот пусть теперь летают по всему Нью-Йорку и сами ищут!..
Но наши моторы уже были выключены, над нами еще вхолостую по инерции крутился и посвистывал винт, и...
...и в этот момент в кучке Людей, направляющихся к нашему вертолету, я узнал мэра Нью-Йорка мистера Роберто Джулиани, которого видел всего один раз в жизни, да и то мельком, во время празднования ирландского Дня святого Патрика!..
Он шел к вертолету и вел за руку небольшого Человечка. А потом этот Человечек вырвал свою руку из руки мэра Нью-Йорка и помчался вперед.
Вот тут я сообразил, что это Тим Истлейк!!!
Тим мчался ко мне, раскинув руки в стороны, и что-то кричал на весь Манхэттен, но мы не слышали ЧТО, мы только ВИДЕЛИ его крик!..
Я вырвался из могучих лап Ларри Брауна, на ходу лизнул его в ухо, чтобы он не обиделся, и рванулся к открывшимся дверям вертолета.
Как сказала бы киевско-мюнхенская Кошка Циля: "Об подождать трап — не могло быть и речи!" Я вылетел на поляну навстречу Тимурчику, напрочь забыл о своем весе и прыгнул на этого ставшего мне ужасно близким мальчишку. Естественно, я тут же опрокинул его на землю и, облизывая всю его мордочку, лихорадочно зашептал ему в ухо:
— А Шура?.. Где Шура?! Шура где?! Тимурчик! Где Шура?..
— Ну ты даешь, Кыся! — тиская меня и подозрительно принюхиваясь ко мне, сказал Тимур. — Где это ты так надрался?!
— В вертолете, в вертолете!.. Я стресс снимал! Где Шура, я тебя спрашиваю?!
— Разуй глаза, пьяная морда! — по-русски сказал мне Тимур. — Вон они с мамой идут... Ой, что у нас тут творится!.. Моя мама так запала на твоего Шуру, что...
Дальше я уже ничего не слышал...
И ничего не видел.
Только Шуру.
Он шел рядом с Рут в тех же самых темно-зеленых вельветовых брюках, которые мы еще с ним покупали на нашей районной барахолке у станции метро "Академическая". Он был в той же самой теплой спортивной куртке, подаренной ему его варшавским другом и собутыльником, польским журналистом Сташеком...
На Шуре не было ничего американского. Я увидел его таким, каким я оставил его в своей памяти навсегда.
Он был только чуть бледнее обычного.
Я сполз с Тимура и не поскакал навстречу Шуре, а пошел...
Я шел к нему уже так давно и так долго, что на всякие подскоки и прыжки, а уж тем более на стремительный бег у меня просто не было сил. И торопиться мне было уже некуда.
Шура попытался было рвануться ко мне, но Рут мягко придержала его, и он просто медленно опустился передо мной на корточки.
Я подошел...
Мы посмотрели друг другу в глаза, оба не сказали ни слова, и я тупо и неловко полез на него, цепляясь когтями за ветхую польскую курточку.
Я вскарабкался к нему на грудь, намертво обхватил передними лапами его за шею, а задними вцепился в него так, что оторвать меня от Шуры можно было бы только лишь по частям и с применением серьезных технических средств...
Вместе со мной Шура встал во весь рост.
Я почувствовал его запах, который снился мне столько месяцев... Услышал, как бьется его сердце... Ощутил тепло его рук и, уже совершенно не соображая, что я делаю, поднял голову в синее нью-йоркское небо и ЗАВЫЛ!!!
... Потом мне говорили, будто звук моего голоса был столь ужасен и одновременно столь призывен, что, словно по мановению волшебной палочки, из всех окрестных улиц — начиная с Сорок второй и кончая Сорок седьмой, где раскинула свои грандиозные дома Организация Объединенных Наций, к нашей поляне с президентским вертолетом, с самим мэром Роберто Джулиани (я уже не говорю о том, какую свиту он для понта приволок с собой на эту встречу!), с тучей репортеров и толпами зевак, стоявшими за полицейским ограждением...
...вдруг, откуда ни возьмись, СТАЛИ СТЕКАТЬСЯ КОШКИ И КОТЫ ВСЕХ МАСТЕЙ, ПОРОД И НАЦИОНАЛЬНЫХ ПРИНАДЛЕЖНОСТЕЙ!
ИМ БЫЛО НАПЛЕВАТЬ НА ВСЕ — НА ОГРАЖДЕНИЕ, НА МЭРА, НА ВЕРТОЛЕТ, НА ВСЕХ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ! СВОБОДНЫЕ СОЗДАНИЯ — ОНИ ШЛИ НА ВОЙ СОБРАТА, И КАЖДЫЙ ИЗ НИХ СЛЫШАЛ В ЭТОМ ВОЕ ЧТО-ТО СВОЕ, СОЗВУЧНОЕ СО СТРУНАМИ ДУШИ ЛЮБОГО КОТА, ЛЮБОЙ КОШКИ ЛЮБОЙ НАЦИОНАЛЬНОСТИ!..
Потом говорили, что Котов и Кошек было десятки тысяч!
Во всяком случае, когда мы вечером смотрели телевизор, зрелище это было ГРОЗНЫМ И ВПЕЧАТЛЯЮЩИМ.
Но в тот момент, на этой ООНовской лужайке, я ничего не видел. Даже Шуру не видел. Я его чувствовал под своими лапами, ощущал всем своим телом, каждой шерстинкой, слышал его дыхание, и мне было этого вполне достаточно.
Правда, кое-что я все-таки услышал. Это когда мэр Нью-Йорка мистер Роберто Джулиани спросил у Тимура:
— А скажи, Тим, что бы я мог сделать для тебя и твоего кота Мартына?
Тимур немедленно ему ответил:
— Сэр! Мы с Мартыном были бы вам очень благодарны, если бы вы дали ему официальное разрешение ездить в нью-йоркских сабвеях и автобусах. А то мне приходится прятать его в рюкзак и я каждый раз рискую нарваться на штраф.
— Ол райт! — сказал мэр. — Вы сегодня же получите это разрешение. Что еще?
— Ничего, сэр. Большое спасибо. Со всем остальным у нас теперь все в порядке, — вежливо ответил ему Тимур...

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30 ...  79   80






Портал для пиарщиков и журналистов