Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам"  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам" Часть 87 Реклама на сайте
 

* * *

Когда мы наконец вылезли из сабвея прямо у Рокфеллер-центра и под предводительством решительного и веселого мистера Хьюза рванули к углу Пятой авеню и Сорок шестой улицы, протиснулись сквозь тучу народа и заняли лучшие места в первом ряду у самого ограждения, по Пятой авеню уже шла замечательная процессия!
Видно мне было изумительно: задними лапами я стоял в рюкзаке за плечами Тимурчика, а передними опирался о его плечи. Тимур комментировал мне все происходящее, а сзади нас, как самых маленьких, оберегал мистер Хьюз. Не давал нас толкать и заслонять вид на процессию...
Шли какие-то гвардейцы с барабанами и тоскливыми дудками - "волынками", как сказал мистер Хьюз. Шли полицейские, катились в зеленых колясках инвалиды всех войн, девочки из школы "Дрик Тауншип Дракон" в одних купальниках размахивали лентами и делали всякие гимнастические упражнения. А перед ними, с короной на голове и в норковой шубке, вышагивала "Мисс Нью-Йорк" Килин Криник!..
С целой свитой фальшиво веселящихся солидных дядечек руководящего типа шел губернатор Патаки. В петлице его черного пальто красовался зеленый листок клевера. Неподалеку от губернатора, в одном пиджаке и зеленом галстуке, топал мэр Нью-Йорка Джулиани. И губернатор, и мэр махали нам руками, посылали воздушные поцелуи всем стоявшим за ограждениями, словом, вели себя как отцы родные...
За ними топали какие-то вопящие грымзы - ни одной хорошенькой! Несли плакат - "Англичане! Руки прочь от Ирландии!".
И все вокруг было зеленым! У некоторых - даже уши...
Ах, как мне стало жалко, что Мой Шура Плоткин не видит всего этого. Стоял бы он сейчас рядом с нами...
Но тут же мне пришло в голову, что Шура к этому празднику отнесся бы не с таким восторгом, который испытывали мы с Тимуром. Наверняка Шура ухмыльнулся бы и, естественно, если Тимура не было бы рядом, сказал бы открытым текстом:
- На хера попу гармонь, если есть колокола? Почему Америка должна праздновать День какого-то святого из Ирландии?! Где именье - где вода, где Ромео - а где Джульетта?.. У американцев своих поводов для веселья и праздников достаточно. Есть, есть во всем этом какой-то фальшак...
Я даже услышал привычные насмешливые Шурины интонации, даже его ироничную рожу увидел, черт бы его побрал!
И вдруг мне почудилось... И вдруг мне послышалось, как откуда-то издалека - ну совсем непонятно откуда - негромкий Шурин голос внутри меня проговорил с характерной его усмешечкой:
- Ты абсолютно прав, Мартышечка... Умница ты мой ненаглядный.
Я так заволновался, так задергался, так стал крутить башкой и оглядываться, что даже мистер Хьюз всполошился, уже не говоря о Тимуре.
- Что с ним, Тим?! - спросил мистер Хьюз у Тимура.
- Что с тобой? - спросил встревоженный Тимур у меня.
- Все... все в порядке, - ответил я Тимуру по-шелдрейсовски.
- Говорит - "все в порядке", - перевел Тимур мистеру Хьюзу, и тот, приняв это за шутку, весело рассмеялся и погладил меня.
Но все было совсем не "в порядке"!
Я понимал, что крутить головой и выискивать в толпе Шуру Плоткина - полнейший бесполезняк. Это был голос СВЫШЕ, из НЕВЕДОМОГО...
Но интерес к этому действительно странноватому для Америки празднику у меня вдруг иссяк и сменился на совершенно конкретную заинтересованность двумя типами, которых я неожиданно увидел совсем неподалеку от нас.
А увидел я двух здоровенных мужиков, прекрасно одетых, с золотыми кольцами на пальцах и золотыми цепочками на могучих шеях, которые когда-то, когда мы с Водилой еще плыли из России в Германию, ночью в переполненном корабельном баре по приказу Бармена освободили место у стойки для моего Водилы. Правда, им для этого пришлось снять пьяного финна с высокого круглого табурета у стойки и вынести его вместе с его бутылкой из бара к чертям собачьим. И в тот вечер мы были очень даже признательны этим парням, так верно служившим Бармену.
Но уже потом, после Германии, когда я на несколько дней вернулся в Питер, перед самым моим отплытием в Америку, мой дружок, бывший Морской, а ныне обычный Береговой Кот Рудольф, проплававший с Барменом несколько лет по всем морям и океанам, рассказал мне, что именно эти два крепких паренька - один русский, другой немец - на глазах ошалевшего от ужаса Кота Рудольфа в упор расстреляли Бармена из длинных и тихих пистолетов...
Тимур... Вот чуткий звереныш, стервец! Он сразу почувствовал, что я вздрючился. И спрашивает меня, как обычно спрашивают во всех американских фильмах, независимо от того, подвернул ли герой ногу или его разнесло взрывом на мелкие куски:
- С тобой все в порядке?
- Тимурчик, - говорю, а сам по сторонам озираюсь. Мало ли!.. Одни мы по-шелдрейсовски чешем, что ли?! Береженого Бог, бережет. - Тимурчик, посмотри назад и чуточку влево. Но с понтом делай вид, что тебе все до фени... Видишь двух мужиков в золоте?
- М-гу... - аккуратненько отвечает Тимур.
- Так вот, это - киллеры. Убийцы. Один - русский, второй - немец...
И в двух словах рассказываю все, что я про них знаю.
- Спокуха! - Тимур автоматом переходит на блатной русский жаргон, но по-шелдрейсовски: - Счас мы этих сук обратаем. Век свободы не видать!
И говорит мистеру Хьюзу по-английски:
- Сэр, мы не могли бы на секунду отлучиться?
- Конечно! - говорит мистер Хьюз. - Только не надолго.
- Спасибо, сэр.
И мы с Тимурчиком смыливаемся. Тимур прокладывает дорогу сквозь толпу, прилипшую к ограде, а я ни на секунду не выпускаю из виду тех двух жутких Типов. И прошу Тимура пройти мимо них как можно ближе. Что Тимурчик и делает. А я прекрасно чувствую, как от одного из них аж прямо в нос шибает пистолетом!.. Да и от второго, кажется, тоже оружием потягивает...
Подгребаем к здоровенному полицейскому, обвешанному всеми примочками с головы до ног, и просим его отойти в сторонку. А он наклоняется к нам сразу же и говорит без запинки:
- Туалет за углом Сорок шестой в Китайской закусочной "Панда" в глубине зала влево от стойки первая дверь направо.
- Сэр, - негромко говорит Тимур и оглядывается по сторонам - не слушает ли его еще кто-нибудь. - Я Тим Истлейк. Моя мама - сержант полиции Рут Истлейк. Сто двенадцатое отделение в Квинсе. Телефон...
И с ходу диктует полицейскому служебный телефон Рут. И на всякий случай домашний. И говорит:
- Это для того, чтобы вы могли меня проверить. Но дело в другом. Посмотрите, сэр... Вон туда! Видите тех двух джентльменов? Левее смотрите. Видите?..
- Да. Это Аль Капоне и Джо Валлачи? - смеется полицейский.
- Нет. Это убийцы. Один - русский, второй - немец. Они недавно прибыли сюда из Европы...
- О'кей. Постойте рядом и помолчите.
Полицейский нажал на кнопку своей рации и что-то тихо забормотал. Помолчал, послушал и снова забормотал. Мы расслышали только два его слова - "сержант Истлейк".
Мы даже и сообразить не успели, как откуда-то, словно с неба, около нас появились трое высоких парней, размалеванных зелеными листиками клевера, и пожилой толстяк в зеленой шляпе и куртке с капюшоном..
- Это ты - Тим Истлейк? - спросил Толстяк.
- Да, сэр.
- А кота твоего зовут Мартин?
- Да, сэр, - ответил Тимур, не поправив Толстяка. Тот откинул полу куртки, показал нам полицейский жетон у пояса и спросил:
- Откуда у тебя эти сведения? - И Толстяк незаметно повел подбородком в сторону тех двух Типов.
- От одного моего русского друга, сэр.
Толстяк посмотрел на размалеванных парней и спросил у них:
- Ну что? Возьмем в разработку?..
- Да надо бы, - сказал один парень.
- А потом опять - мордой об стол!
- Не исключено, - заметил второй.
- Ох, боюсь, что ты нас сильно подводишь, сынок, - сказал Толстяк Тиму.
- Но на всякий случай... - медленно проговорил третий.
- Учтите, сэр. Они оба вооружены, - говорит Тим Толстяку.
У всех пятерых - полицейского, трех парней и Толстяка - сразу ушки топориком!
- Откуда это тебе известно?! - спрашивает Толстяк.
- От него, - говорит Тимур и показывает на меня.
- Тебя мама никогда не водила к психиатру? - спрашивает Толстяк и протягивает ко мне руку, чтобы почесать меня за ухом.
Я ка-а-ак разину пасть на него, ка-а-ак покажу ему клыки - он сразу руку отдернул, засранец! Как он смел так разговаривать с Тимуром?! Ни хрена не петрит в науке, тупица толсторожий, а еще и хиханьки строит... Жлоб с деревянной мордой!
- Ол райт, ол райт!.. - примирительно говорит Толстяк. - Я потом перезвоню твоей матери. Она просила тебя не задерживаться в Манхэттене и немедленно возвращаться домой. У нее что-то там для вас есть...
В животе у меня даже ёкнуло: неужели Рут нашла Шуру?! Я так засуетился, задергался в своем рюкзаке, так разнервничался, что чуть оттуда не выпал! Толстяк удивился, спросил у Тимура:
- Он что, понимает, о чем мы говорим?..
- Он все понимает, сэр. Он и опознал тех Типов!
- О ч-ч-черт!.. Идти на задержание без единого доказательства, да еще и по наводке КОТА!.. Большего идиотизма я никогда себе не позволял...
- Вменим незаконное ношение оружия, - говорит один парень.
- А ты убежден, что оно у них есть?! - взъярился Толстяк.
- Но Кот же говорит!
- Ты себя слышишь, псих?! "Кот говорит"!!! Ты в своем уме? Ладно, черт с вами - попробуем. Скорее всего уже завтра меня вышибут из полиции, и я получу вполне пристойную пенсию... А вы, Пинкертоны чертовы, марш отсюда!
Он не позволил нам даже посмотреть, как этих типов будут задерживать. Сказал, что по телику мы можем увидеть в любом полицейском сериале типа "Хантера" подобную акцию, только намного эффектнее. И приказал здоровенному полицейскому проводить нас до сабвея.
Мы предупредили мистера Хьюза, что уезжаем, и действительно уехали...

* * *

Спустя еще час мы, как сумасшедшие, уже мчались по Кингс-хайвей в Бруклин на нашем "плимуте".
Коллега Рут из Бруклинского отдела полиции сержант Барри Грант, кажется, отыскал Шурины следы! Не самого Шуру - его никто не видел уже несколько дней, - а лишь дом и квартиру, где Шура мог якобы проживать...
Сейчас сержант Барри Грант и хозяин дома, который сдавал эту квартиру (возможно...) Шуре, ждут нас в Шипсхед-бей на углу Оушен-авеню и авеню Зет.
Ждут, чтобы в нашем присутствии вскрыть квартиру и...
Тут Рут запнулась. На мгновение она растерянно посмотрела на нас с Тимуром, а потом решительно и жестко продолжила:
- Вы оба достаточно навидались в своей жизни. А я чуть ли не ежедневно сталкиваюсь по работе вообще черт знает с чем. Поэтому я не буду с вами сюсюкать. Вполне вероятно, что мы найдем там уже полуразложившийся труп. К несчастью, одинокие молодые эмигранты в первые же два-три месяца не выдерживают груза рухнувших надежд, унизительности иждивенчества начального периода, языковой немоты... Эти фудстемпы - талоны на питание, почти полная изоляция, это крушение всей прошлой жизни... Очень, очень часто, особенно люди интеллигентные, кончают жизнь самоубийством...
- Нет!!! - завопил я в полной панике. - Нет!.. Он ждал меня! ОН МЕНЯ ЖДАЛ!!! ОН ЖДАЛ МЕНЯ ЖИВОЙ, ОН ЖИВ И СЕЙЧАС!.. Я же его недавно слышал... Может быть, он болен... Мне кажется, что он ГДЕ-ТО болен. Или куда-то уехал... Далеко. Потому что его было очень плохо слышно...
Никакого рюкзака - я просто сидел на коленях у Тимура, и мы оба были пристегнуты к сиденью одним ремнем безопасности. Но для верности Тимур сильно прижимал меня к себе руками, и я все время слышал, как стучит его сердце.
- Мамочка! Мамуленька!.. Ну что тебе стоит?! - умолял Тимур. - Пожалуйста, поставь на крышу свою полицейскую мигалку, вруби сирену!..
Но Рут ответила категорическим отказом:
- Остановят за превышение скорости - покажу полицейский жетон. Не остановят - слава Богу! А ездить с мигалкой и сиреной, когда все видят, что в машине сидит вполне благополучный ребенок и Кот с мордой гангстера - элементарное свинство!.. Называется - использование служебного положения в личных целях. А ты, Мартын, немедленно прекрати истерику и возьми себя в лапы. ЕСЛИ ОН ЖИВ, мы его найдем. Это я тебе обещаю!
А потом Рут обозвала нас с Тимурчиком двумя юными русскими форменными идиотами. Потому что мы все время Плоткина называли - "Шура", "Шура", "Шура", когда он вовсе никакой не Шура, а Александр! Она, Рут, понимает, что существуют укороченные и ласкательные имена: Роберт может называться - Бобби, а Уильям - Билли. И, слава Господи, Рут догадалась сегодня спросить у мистера Бориса Могилевского, как по-русски могут еще называть Шуру. И ответ был ошеломляющим - АЛЕКСАНДР!
Так что мы сами, Тимурчик и я, затруднили работу по поиску единственно необходимого нам "Плоткина".
И тут мы подъехали к этому дому...

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100