Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам"  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам" Часть 83 Реклама на сайте
 

* * *

Проснулся в двенадцать.
То, что двенадцать - сомнений не было. День в окнах, а на больших Тимуровых часах с Дональдом Даком на циферблате обе стрелки пиками строго смотрят вверх. А это - двенадцать. Я знаю.
Пить хочется, жрать хочется, гадить хочется - спасу нет!
В доме никого. Рут на работе, Тимур в школе.
Ноги мягкие подламываются, хвост волочится по полу, самого качает - еще поспать, что ли?.. Так ведь недолго во сне и описаться! Этого еще не хватало. Не Котенок все-таки...
Тащусь в кухню. С диким трудом вспрыгиваю на подоконник, оттуда жутко неловко и некрасиво перепрыгиваю на дерево - плюхаюсь на ветку, как мешок с говном (в любом смысле этого слова), спускаюсь на землю и лезу под старый автомобиль.
Сижу, пытаюсь делать свои дела...
Заглядывает какой-то пожилой Кот.
- Хай! - говорит. - Я, извиняюсь, вчера так и не понял...
- Иди отсюда, дубина стоеросовая, - говорю. - Не видишь, я занят!
Ушел, слава Богу, кретин несчастный. Выбрал время...
Ох, батюшки... Что же я вчера такого сожрал, отчего меня так крепит?! Жидкости, жидкости нужно больше употреблять - супчики разные, сливочки жирненькие, сметаночку... Тогда и запоров не будет. И двигаться нужно больше - прыгать, бегать, трахаться! Чтобы организм работал на полную! И спать ложиться вовремя, а не под утро.
Вот отыщу Шурика Плоткина, обустроимся мы в Нью-Йорке, и начну я вести новый, здоровый образ жизни...
Фффу-у!.. Слава те, Господи! Сработало.
Понимаю - натурализм, то-се, пятое-десятое... Но ведь - Жизнь. Куда от нее денешься?
Минут десять, наверное, зарывал. Вылез из-под автомобиля - этот Кот опять ко мне:
- У меня всего один вопросик...
- Вот вечером его и задашь, - говорю. - Сейчас мне некогда.
На дерево, с дерева на подоконник, а уже оттуда в кухню.
И сразу вижу - низенькая подставочка, на ней две белые мисочки. В одной какая-то замечательная жратва неведомая, во второй - нескисающее молоко. Вот как они его делают?
А вокруг все пахнет Тимуром и Рут... Какая Женщина! И пацан, конечно, классный.
Я давай скорей умываться, приводить себя в порядок. Тут я ни времени, ни сил не жалею. Это у меня в крови.
А жрать хочу, как говорил Шура, - будто семеро волков!
Пожрал я, снова умылся, почистил лапы между когтями и пошел осматривать квартиру. Я ведь нигде, кроме кухни-столовой и комнаты Тимура, и не был.
Большая квартира. Больше нашей ленинградской раза в три. В Нью-Йорке вообще все очень большое.
Комната Рут тоже была большая - с огромной кроватью, больше, чем у Фридриха фон Тифенбаха. Наверное, после Фреда осталась. Шкафы по стенам, фигурки всякие смешные, фотографии на тумбочках и туалетном столике - здоровый простоватый парень с симпатичной физиономией в полицейской форме - скорее всего Фред Истлейк. И с Рут... И свадебные фото - Рут в белом платье, а Фред в сером фраке. И цветы, цветы, цветы... И похороны Фреда. Очень много цветов. Рут в черном, с черной шляпки на лицо свисает такая черная сеточка.
А вот Рут в полицейской форме с Тимуром у полицейской машины. Такие машины обычно по телику показывают. Они приезжают с воем и мигалками к концу фильма, когда уже обычно все сделано и закончено.
Из комнаты Рут есть выход прямо в ванную. Очень удобно. И там же все остальное...
Гостиная просто необъятная! Как вся наша квартира на Гражданке. Была, была... Сам понимаю, а все никак не могу свыкнуться с мыслью, что всего лишь "была", а теперь - нету...
Хотя, помню, кто бы ни приходил, все говорили:
"Какая у вас с Мартыном миленькая квартирка! Только зачем так много книжек? Они же пыль собирают..." Но это в основном говорили или Шурины поблядушки, или Шурины "друзья детства".
Вот кого я не переваривал, это Шуриных друзей детства!!!
Им всем почему-то казалось, что они имеют на Шуру больше прав, чем остальные. И все время им хотелось вспоминать "правду" об их совместном детстве. Но не про себя, а про Шуру. А все вокруг, кто познакомился с Шурой позже, должны знать, что если для вас Шура - известный скандальный журналист и какой-то там "правозащитник", то для друга детства он всего лишь "Шурка Плоткин". И кто, как не друг детства, скажет правду в глаза?!
И говорили. Пили Шурину водку, жрали мой хек и говорили: "Нет, Шуряк, а ты помнишь, как тебя из пионеров исключали?.." Или: "Ой, ну не могу! Счас обхохочетесь!.. Шурка в четвертом классе написал любовные стихи одной дурочке, а учительница русского записочку перехватила и давай вслух всему классу разбирать Шуркины грамматические ошибки в этих стихах!.. Мы все - впокат со смеху, а Шурка наш стоит, слезки катятся, красный весь, аж малиновый..."
Помню, я тут не выдержал, прошмыгнул под стол, отыскал вонючие потные лапы Шуриного школьного друга и обоссал! А когда он дернулся и заблажил, я его за ногу так рванул клыками, что этот мудак у нас больше никогда не появлялся. Шура мне за это потом целую банку оливок купил. Испанских.
Гостиная у Рут и Тимура Истлейк была просто прекрасная! Очень красивая. Мебель стильная. Белая, кожаная. Телик огромаднейший. И книжек - до чертовой матери. Вот ведь что замечательно!
У Тимура в комнате книжек тоже было до хрена. Только не в таком порядке, как у Рут. Надо будет сказать ему...
А еще у него был компьютер, которого я сначала не заметил. Всякие радио, магнитофоны, кассеты разные. И очень много старых игрушек, которые ему уже не по возрасту. И фотография - Рут и Тимур стоят в обнимку, а вокруг дети, дети, дети и какая-то совершенно сказочная обстановка! И ни одной фотографии из России. Будто России и не было в его жизни...
Есть в квартире и еще одна небольшая комната - "гостевая". Там обычно раньше останевливались родители Рут, когда прилетали на недельку к дочери и зятю. Об этом мне еще вчера ночью Рут сама рассказала.
Сейчас эта комната закрыта на ключ. Рут собрала там все вещи Фреда, оставшиеся после его смерти, а часть разных симпатичных мелочей, принадлежавших Фреду, Рут раздарила на память о нем его близким друзьям.
Я подошел к этой запертой двери и принюхался. Не было никаких запахов. Я не поверил своему носу и улегся у самой нижней щели. Из-под двери не пахло ничем, словно с уходом из Жизни Фред Истлейк унес даже все свои запахи. Странно...
Но в общем квартира мне очень понравилась!
Большая, удобная, уютная и, что всегда для меня очень важно, - чистая. Без вылизанности, без назойливого педантизма, без показухи - просто очень аккуратная, прибранная квартира. Это как раз то, за что я всегда боролся с Шурой Плоткиным!
Господи, Боже мой, где ты, Шурик?..
И, словно отвечая мне на мой вопрос, в башке у меня вдруг что-то щелкнуло - будто включилось... Появился неясный шум в ушах, раздались странные писки, трески, шорохи, и мне неожиданно показалось, что я услышал слабенький-слабенький голос Шуры:
- Мартышечка, родной мой... Я слышу тебя... Слышу!..
- Шури-и-ик!!! - заверещал я по-шелдрейсовски. - Где ты? Я тут с ума схожу!.. Где ты, Шурик?! Только скажи - где... Я сейчас приеду!.. То есть приду... Прибегу!!! Где ты, Шура?!
- Не знаю... - прошелестел Шура. - Прости меня...
Но тут у меня в мозгу вдруг раздался невероятный грохот, и слабый, далекий голос Шуры потонул в железном лязге и скрежете.
Секунду мне казалось, что от невероятного удара металл разрывается прямо у меня над головой, внутри ее, а потом все вдруг стихло, и через мертвую паузу я понял, что это всего лишь негромкий скрежет ключа, открывающего входную дверь квартиры... А может, я уже действительно того?..
Еще Шура говорил: "Талант - это аномалия, Мартын. То есть явление ненормальное. А ты поразительно талантливый Кот! И я, кажется, тоже... Говорят - талантливый. Так что если нам с тобой не повезет - у нас прямая дорога на "Пряжку"..."
Это у нас в Питере такая больница для чокнутых придурков.
Дверь отворилась, и в квартиру пулей влетела Рут. Она бросила сумку в кресло, стоявшее в прихожей у зеркала, и, не снимая куртки, заметалась по всей квартире, приговаривая:
- Салют, компаньерос! Мар-ТЫН, привет... Отоспался? Я на секунду... За наплечной кобурой, черт бы ее побрал!
Она ринулась в спальню, перерыла шкафы, рванулась к комоду и стала вытаскивать все ящики...
- Ну вот куда, куда я ее засунула?! У нас через час в тире учебные инспекционные стрельбы, а я... Дура старая! "Пушка" на работе, в сейфе, а кобуру я куда-то засунула еще до Нового года... А приказ строжайший - на стрельбах оружие должно доставаться из наплечной кобуры! Черти бы подрали этот Голливуд!.. Может быть, кому-то и нужны эти всякие ковбойские штучки, но мне-то с моими бухарскими евреями зачем это?! О дьявол!.. Опаздываю!.. Куда, куда я ее запихала?!
- Погоди, Рут. Не мечись, - сказал я. - Чем может пахнуть эта штука?
- Потрясающий вопрос!.. Правда, а чем может пахнуть кобура для пистолета?!
- Пистолетом? - неуверенно переспросил я.
- Нет, фиалками! - саркастически бросила Рут, продолжая раскидывать вещи из ящиков.
Но я не обратил внимания на ее нервное остроумие. Я сказал:
- Если штука, которую ты ищешь, пахнет оружием, то иди за мной. Я покажу тебе, где она лежит!
Я потрюхал в прихожую, где стояли два низких обувных шкафчика - один для обуви Рут, второй - для обувки Тимура.
- По-моему, эта штука здесь, - зевнул я и уселся напротив Тимурова шкафчика.
Рут потянула на себя переднюю стенку шкафчика. Стенка откинулась, и между старыми стоптанными кроссовками Тимура и его же роликовыми коньками на пластмассовых жестких ботинках валялась эта самая кобура со всеми своими наплечными ремнями.
- КЫ-ся! Гений!.. Энштейн!!! Карл Маркс, Эркюль Пуаро, Эдгар Гувер и президент Кулидж, все они, вместе взятые, - дерьмо по сравнению с тобой!!!
Рут мгновенно сбросила куртку, напялила на себя эту штуку, снова надела куртку, подхватила меня на руки, подбросила вверх, поймала и поцеловала меня в нос!
Приятно было - до офонарения... Я поспешно лизнул ее в щеку и спросил:
- Рут, а нам с Тимуром нельзя зайти потом за тобой в тир?
Рут слегка отстранила меня от себя и, глядя мне прямо в глаза, очень внятно сказала:
- Заходить туда не имеет смысла. Тим не переваривает пистолетной стрельбы. Это в нем отпечаталось очень четко. Так называемая посттравматическая идиосинкразия. Во всем остальном он совершенно нормальный ребенок. Стопроцентный двенадцатилетний американский мальчишка! Это во-первых. А во-вторых, где я тебе, Кыся, найду противошумные наушники твоего размера? Не хочешь же ты оглохнуть от пальбы? Сделаем иначе: подскакивайте за мной к тиру в четыре и подождите меня в машине. У Тима есть ключи. А потом прошвырнемся, купим чего-нибудь вкусненького... О'кей?
- О'кей, Рут, - сказал я. - Конечно, о'кей.
Рут опустила меня на пол, выскочила на лестницу, заперла меня, и... я услышал, как она снова открывает дверь квартиры.
Но я уже знал, что сейчас она войдет и скажет: "Знаешь, в Бронксе Шура Плоткин тоже не числится..."
Дверь распахнулась, и Рут, не заходя в квартиру, прямо с лестничной площадки сказала мне виновато:
- Совсем забыла... Прости, пожалуйста. На наш запрос Бронкс ответил, что твой Плоткин у них не числится ни под одним именем. Но ты не унывай... Самое главное - получить справку от Бруклина. Чао!

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100