Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам"  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам" Часть 78 Реклама на сайте
 

* * *

Когда идет полоса непрухи, так кажется, что она никогда не кончится...
НЕ БЫЛО НИКАКОГО "АКАДЕМИКА АБРАМА..." НА КОНТЕЙНЕРНОМ ПРИЧАЛЕ!
Стоял вместо него какой-то турецкий пароходишко, втрое меньше моего "Академика...", а у причала, вдоль железнодорожных рельсов - штук двести наших контейнеров.
Их я узнал и по запаху, и по виду.
Мы с Тимуром обегали обе стороны Элизабетинского канала, куда швартуются корабли из разных стран, обследовали все прилегающие к каналу улочки, начиная с Терминал-стрит.
Мы побывали почти во всех кабачках и забегаловках Арабиа-стрит, Бомбей-стрит, Кадис-стрит, Дакар-стрит, Мак-Лестера, на улицах Египта, Формозы... Мы даже до Измир-стрит доскакали! А это уже в самом конце канала.
Мало ли, думали мы, - может, Шура не нашел, как и мы, наше судно и сейчас сидит где-нибудь в кафе и с горя водку трескает. Но Шуры не было нигде.
Не было и "Академика Абрама Ф. Иоффе"...
Тимур предложил смотаться на автобусе в соседний порт Ньюарк. Может быть, туда мое судно перегнали? Но что-то подсказывало мне, что судна нету и там. И я попросил Тимура зайти в какую-нибудь портовую контору - к тем же диспетчерам, о которых мне вчера еще говорил Мастер, и выяснить, где же наш "Академик Абрам..."? А заодно узнать - не пришел ли в порт какой-нибудь пароход из Израиля?
- Ну, ты голова, Мартын! - с уважением сказал Тимур.

* * *

Совет был действительно неплохим. Он исключал нашу неквалифицированную беготню по причалам.
В управлении портом Элизабет Тимур повел себя так настойчиво и четко, что всякие ответные хихиканья прекратились уже после второй его фразы.
К нам вышел какой-то большой начальник и сказал, что русский контейнеровоз "Академик Абрам Ф. Иоффе" был вынужден ночью уйти в Бостон, в Массачусетский залив, так как основная часть грузов была необходима в том порту, а не в этом.
И добавил, что уже много лет знает Капитана этого судна и искренне сожалеет о том, что здесь этот Капитан потерял своего любимого Кота. Капитан даже хотел было оставить судно у причала хотя бы до утра, в надежде, что к утру Кот вернется.
Но выяснилось, что задержка груза для Бостона обойдется судну в такую сумму, что Капитан, полностью отвечая за свой экипаж и их семьи, позволить себе этого не смог.
Я так огорчился, так огорчился, что чуть ли не наполовину высунулся из рюкзака, встал там на задние лапы, а передние положил на плечи Тимура.
- Тот самый Кот? - спросил начальник.
- Да, сэр, - сказал Тимур.
- Превосходно! - обрадовался начальник. - Я сегодня же отправлю его в Бостон. Через час один мой сотрудник едет туда по делам, а по хайвею это практически три часа пути. Он и передаст Кота на русское судно. А тебе за Кота выплачивается премия!
Начальник достал из кармана десять долларов и протянул их Тимуру:
- Держи. Твоя десятка.
- Благодарю вас, сэр, - ответил Тимур, но не взял доллары. - Дело в том, что у этого Кота еще куча дел в Нью-Йорке. И он просто хотел попрощаться с капитаном. Но если этот капитан еще раз приплывет в Нью-Йорк...
- Моряки говорят - "придет", а не "приплывет"! - поправил я его по-шелдрейсовски.
- То есть придет в Нью-Йорк... - повторил Тимур, и я видел, как все вокруг улыбнулись, а начальник насторожился.
Неужели он просек нашу незримую связь?
- ...то, пожалуйста, передайте ему наш номер телефона.
Тимур продиктовал номер своего телефона и добавил:
- Но если вас что-то не устраивает, сэр, вы можете позвонить в Квинс в сто двенадцатый полицейский участок и попросить сержанта Рут Истлейк. Это моя мама. Она вам подтвердит мои слова. Кстати, и телефон участка тоже можете передать капитану. Вдруг он еще раз приплы... придет в Штаты, а нас не окажется дома.
- Разумно. Диктуй, сынок, - сказал начальник.
Тимур продиктовал телефон участка. Начальник записал.
- На всякий случай, как тебя зовут?
- Тим Истлейк, сэр.
Начальник опять протянул десять долларов Тимуру:
- Твоя десятка. Ты ее честно заработал.
- Спасибо, сэр. - Не ломаясь и без малейшего стеснения Тимур спокойно взял десять долларов и спросил: - Мы можем идти?
- Конечно, Тим. - Начальник пожал руку Тимуру и погладил меня по голове, чего я, не скрою, ужасно не люблю.
- Ты что, сдурел?! - прошептал я на ухо Тимуру. - А Израиль?!
- Ох, сэр! - спохватился Тимур. - Совсем из головы выскочило... Скажите, пожалуйста, нет ли у вас в порту сейчас какого-нибудь парохода из Израиля?
- Нет, сынок. И в ближайшее время не предвидится. А тебе очень нужно?
- Да, сэр.
Начальник достал из бумажника свою визитную карточку (у Шуры тоже были такие. Он ими ужасно хвастал!..) и протянул ее Тимуру:
- Позвони мне через месяц. Может быть, я сумею тебе чем-нибудь помочь.
И тут мне в голову неожиданно пришла здравая мыслишка!
- Спроси, нельзя ли поговорить с русским капитаном по радио или телефону? - прошипел я по шелдрейсовски в ухо Тимуру.
- Простите, сэр, - сказал Тимур. - А нельзя ли связаться с русским капитаном каким-нибудь способом? Мы заплатим.
- Не надо платить, - коротко сказал начальник. - Пошли ко мне.
В кабинете начальника у окна, в углу стоял американский флаг. На столе, в красивой рамочке - фотография женщины и трех девочек. Кроме компьютера и обычного телефона, стоял пульт с кнопками размером с Шурину пишущую машинку.
Начальник нажал на пульте одну кнопку и сказал в какую-то решеточку на пульте:
- Бостон. Порт. "Академик Иоффе". Каюту капитана или мостик. Если отсутствует - старшего помощника.
Внутри пульта что-то щелкнуло, нежно взвыло и послышалась негромкая ритмическая трескотня. Затем - пауза, короткий слабый гудочек и сразу же хрипловатый голос моего Мастера по-английски:
- Хелло! "Академик Иоффе". Слушаю.
- Мастер! Элизабет приветствует тебя, - сказал начальник в решеточку и поманил нас с Тимуром к столу. - Тут с тобой хотят поговорить...
Я моментально выпрыгнул из рюкзака и дрожащим от волнения шелдрейсовским голосом сказал в решеточку на пульте:
- Мастер... Это я - Мартын... Кыся.
- Кыся!!! Друг ты мой бесценный!.. Да где же ты, мать твою? Я уже не знал, что подумать... - закричал Мастер по-русски.
Краем глаза я видел, что хозяин кабинета был слегка охреневшим: он думал, что с Мастером будет говорить Тимур. Тем более что меня он НЕ СЛЫШАЛ, но чувствовал, что я что-то говорю. А тут капитан "Академика..." еще и кричит что-то по-русски!
Начальник растерянно посмотрел на Тимура, а тот в ответ только руками развел - дескать, и такое бывает, сэр...
- Мастер, пожалуйста, говорите со мной по-английски, а то здесь, кажется, небольшой перепуг, - сказал я. - И вообще не волнуйтесь. У меня все в порядке...
- О'кей, о'кей!.. - Мастер перешел на английский. - Стив! Я тебе очень признателен за эту связь!.. Мне это было чрезвычайно важно...
- Я это вчера видел, - сказал начальник. - Говорите друг с другом. Не теряйте времени.
- Кыся! Как ты там? Что ты там? Встретил своего Шуру?
- Нет, Мастер. Но в это дело мы уже подключили полицию Квинса. - Мне показалось, что так мой ответ будет звучать весомее.
Тимур не выдержал и добавил в решетчатый микрофон пульта:
- А они, наверное, свяжутся потом с Бруклином. С их полицией. Потому что...
- Это еще кто? - удивился Мастер.
- Это мой новый друг, Мастер. Бывший москвич. Я пока у него поживу. Пока не найдем Шуру.
Тимур снова влез в разговор:
- Мы вам здесь все наши телефоны оставили! Так что если в следующий раз...
- Понял, - уже спокойным голосом прервал его Мастер. - Мартын! Кыся ты мой дорогой. Тебе тут все передают привет. И маслопупы, и рогачи, и все мои помощники. Обнимают тебя, скучают, а вот Люся тебя даже целует...
Тут же раздался голос Люси. Наверное, она была в каюте капитана.
- Кысичка! Лапочка моя...
- Ну, все, все! - строго оборвал ее Мастер. - Я тебе жму лапу, Мартын. Эй, парень! Москвич! Ты смотри там... Помоги Мартыну.
- Не волнуйтесь, сэр. Все будет о'кей.
- Мартын! Спасибо тебе за все! Ты меня понимаешь?
- Да. И вам, спасибо, Мастер. До свидания...
- Стив! - крикнул Мастер из решеточки пульта. - У меня нет слов! Но я сегодня же пришлю тебе пару бутылок "Джека Дэниельса"!.. Конец связи.

* * *

Я никогда в жизни не был в полиции.
Те столкновения с полицией, которые происходили у меня в Германии, совершались на свежем воздухе у таможни в кильском порту, или под открытым ночным небом на автобане Гамбург - Мюнхен, или в миллионерском районе Мюнхена - Грюнвальде, под крышей нашего с Фридрихом фон Тифенбахом дома...
Вот в милиции я бывал!
Правда, всего один раз. Которого мне вполне хватило для исчерпывающей полноты впечатлений.
Года четыре тому назад Шура Плоткин решил всерьез заняться моим образованием. Мы с ним уже постигли Конрада Лоренца - собственно говоря, Лоренца постигал Шура. Он тщательно изучал схемы выражений морды Котов, соответствующие их сиюсекундному настроению. А я специально для него корчил рожи, чтобы он мог отгадать, что я думаю в этот момент и что произойдет в следующее мгновение.
Но уже доктора Ричарда Шелдрейса мы штудировали вдвоем. Тренируя друг друга, помогая друг другу и зачастую поначалу не понимая друг друга. Однако потом все наладилось. Не сразу, но наладилось.
Следующим этапом моего образования было - постижение прекрасного. Так сказать, прикосновение к искусству во всех формах.
Начали мы с живописи. Шура сначала показывал мне репродукцию, а потом разругивал ее, говоря, что это, дескать, образец препошлейшего социалистического реализма.
Я тупо разглядывал картинку и ловил себя на предательской мысли, что в этой картинке мне почти все очень нравится! Я на ней все-все понимал. А для Котов, оказывается, это самое главное.
Когда же Шура, захлебываясь от восторга, совал мне под нос другую репродукцию и говорил, что это блистательный шедевр французского импрессионизма, вершина мирового искусства, но смотреть ее нужно издалека, ибо она написана в модной тогда манере и технике "пуантилизма", то есть из сочетания разноцветных точек, которые сливаются в единый зримый образ лишь при взгляде с достаточного расстояния, - я покорно отходил к противоположной стенке комнаты и искренне скорбел о том, что еще не дорос до понимания подлинного искусства...
Мое тяготение к фотографии, реализму и телевидению Шура считал проявлением полного жлобства, унаследованного мной от какого-то своего далекого Кошачьего предка-хама.
Подтверждением своей теории о некотором количестве хамских генов в моей крови Шура посчитал и то, что я умудрился заснуть в своем кресле во время исполнения Первого концерта Чайковского. Тем более что эту пластинку Шура поставил на проигрыватель специально для меня!..
На этом с музыкой было покончено.
Но и это не остановило Шуру в своем просветительском стремлении.
Венцом Шуриных попыток сыграть в "Пигмалиона и Галатею" - когда-то он пересказал мне этот незамысловатый сюжетец - был, конечно, наш культпоход в Эрмитаж.
Накануне в Ленинград прилетел из Варшавы старый Шурин приятель - польский журналист Сташек. И остановился у нас, заявив, что они лучше пропьют с Шурой деньги, выданные ему редакцией на гостиницу, чем бросят их в "ненасытную глотку социализма"!
Наверное, денег было не так уж много, потому что хватило их всего на трое суток беспробудной пьянки у нас на кухне, во время которой я на всякий случай взял себе три отгульных дня. И дома практически не появлялся.
На третий день я уселся в траве напротив парадного входа нашего дома и стал ждать дальнейшего развития событий.
И действительно, вскоре раскрылась дверь и на волю выполз очень аккуратно одетый, но опухший Шура Плоткин с прозрачными и бессмысленными глазками. В руках он держал сверток с запахом жратвы.
- Мартышка-а-а-а... - попытался он меня позвать, но засипел и закашлялся. - Мартынчи-и-и-к!..
Я вышел из травы. Шура увидел меня, глаза его приняли некое осмысленное выражение. Он облегченно вздохнул, сел передо мной на корточки и развернул пакет с остатками моего хека и ихней колбасы.
- Все, все, Мартышка... - виновато забормотал Шура. - Денег - ни хуя, пьянству - бой, начинаем культурную программу... Все идем в Эрмитаж! Этот польский мудак семь раз был в Париже - и ни разу в Лувре... Пятый раз прилетает в Ленинград - и до сих пор не знает, где находится Эрмитаж!.. Хотя жутко талантливый парень! Но алкаш, сволочь, пробы ставить негде!..
- Ты на себя посмотри, - в упор сказал я ему.
- Да ты что?! Мартын, окстись!.. О чем ты говоришь?.. Я по сравнению с ним - новорожденный Котенок...

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100