Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам"  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам" Часть 77 Реклама на сайте
 

* * *

... Меня явно кто-то поднимает. Открываю глаза - ни хрена не сообразить. Поворачиваю голову - Тимур!
Сидит в своей пижаме на полу и вытаскивает меня из коробки. Прижимает к себе и шепчет:
- Мартынчик, Кысинька... Ты чего? Хочешь, я маму позову?..
Тэк-с... Значит, мне все это приснилось? Господи, ну надо же, чтобы такое причудилось! Гадость какая...
Понимаю, что это был всего лишь сон, а на душе чего-то так мерзко, так себя жалко, что и не высказать! Я наспех лизнул Тимура в щеку - ребенок все-таки - и спрашиваю его:
- Ты-то как здесь оказался? Тебе же спать нужно.
- Я и спал, - обиженно отвечает Тимур и кладет меня обратно в коробку. - А когда ты начал кричать, я и проснулся. У тебя задние лапы так тряслись - просто ужас! А передними, ты посмотри, что ты сделал...
Показывает на внутреннюю сторону коробки, а она вся в клочья когтями изодрана!
- Ты так жалобно мяукал, - говорит Тимур.
Я уже совсем пришел в себя. Только голова очень болела.
- Ладно тебе фантазировать, - говорю. - Я только Котенком мяукал. И то всего месяца четыре. От силы - пять. А с тех пор...
- Нет, мяукал! - настырничает Тимур. - Я же слышал! Ты спал и мяукал, а я смотрел на тебя и слушал. Может, ты во сне в детство вернулся? У меня так очень часто бывает.
- Может быть, может быть... - говорю. - Мне теперь кажется, что может быть все. А теперь послушай совета старшего - ложись-ка в постель. Ночь на дворе.
Тимур прыгнул к себе под одеяло и говорит мне оттуда:
- Идея! Залезай ко мне в кровать. Тут как раз две подушки. Чего тебе там одному? А то ты какой-то дерганый, нервный. Давай лезь ко мне.
Я сел, почесал в затылке задней лапой и пошел спать к Тимуру.
Хотел было я его спросить, кто такой Вагиф, или что это, а он на меня лапу... то есть руку забросил, придавил меня и сразу заснул. Я покрутился малость и тоже задрых. И больше мне до утра, слава Бoгy, ни хрена не снилось.

* * *

- "Ребята! Когда проснетесь, обязательно позавтракайте. Оставляю вам пять долларов. Надеюсь, хватит. Закончите свои дела, сразу же заезжайте ко мне в участок. Я буду там весь день. Может быть, сумею освободиться раньше - привезу вас домой на машине. Тим! Не забудь слегка подогреть молоко Мартыну. Холодное не давай - вредно. Мама", - читал мне Тимур записку, оставленную Рут на столе в кухне.
- Она настоящий полицейский? - спросил я Тимура уже за завтраком.
- А ты думал! Будь здоров еще какой!.. Называется - "сотрудник по связям с общественностью".
- А почему я не чувствую запаха оружия в доме? - удивился я.
- Потому что оружие она оставляет на работе. В специальном сейфе. Поедем за ней - я тебе все там покажу. Я в этом участке знаешь сколько раз был?! Меня там все знают!
Я вспомнил русских милиционеров, немецких полицейских - даже когда они были не в форме, а в обычных шмотках, от них всегда пахло оружием. И я сказал об этом Тимуру.
- Ей не обязательно таскать с собой "пушку", - ответил Тимур. - Она уже год вкалывает специалистом-психологом в общине бухарских евреев нашего района. А там в основном - сплетни. Разборки - редкость. И вообще... Кыся! Кончай жрать, поехали! Нам еще до Нью-Джерси добираться часа два.

* * *

Опять из-за этого проклятого рюкзака и уже ненавистного мне мэра Нью-Йорка Рудольфа Джулиани, запретившего перевозку домашних животных в автобусах и метро (здесь это называется - сабвей), я опять ни хрена не увидел Нью-Йорка!..
Пока шли от дома до сабвея, я уже что-то посмотрел. Даже узрел небольшой магазинчик, исторгавший поразительный букет запахов - рыбы и мяса, сладостей и, фломастеров, копченых колбас и презервативов... Это я называю только знакомые мне запахи! Но самое забавное, что вывеска на магазинчике была, кажется, написана по-русски. Я хоть и не умею читать, но хорошо знаю русские буквы, которых нет в остальных языках. Так вот там, сдается мне, почти все было написано на русском. И потом я вспомнил, как Рут ночью обронила фразу, что Тим шляется в какие-то русские магазинчики и треплется там по-русски.
Да! Самое главное!.. Когда мы выходили из дома, до меня донеслась такая мощная концентрация Котово-Кошачьих запахов, которая могла идти от одновременного скопления моих коллег и дальних родственников числом не менее пятидесяти! Причем запах этот был не случайной компашки, а устойчиво отлаженного коллектива, обитающего в районе этого дома с незапамятных времен.
Я ведь и ночью, когда "пользовал" ту самую беленькую Кошечку-грязнульку, чувствовал этот запах. Но то ли был вымотан до предела предыдущим днем, то ли, "находясь в Кошке", перестаешь на все остальное обращать внимание, но такой Силы запаха я не ощутил. А тут - будто по носу шарахнули! Интересненько...
Да, так вернемся к мэру Нью-Йорка Рудольфу Джулиани.
Как истинный житель Нью-Йорка и Прирожденный Горожанин, Тимур повесил на мэра еще кучу всяких претензий: проезд в метро, мерзавец, повысил до полутора долларов!.. Вместе с губернатором Джорджем Патаки заставил Финансовый комитет Управления пассажирского транспорта Нью-Йорка и Нью-Джерси - место, куда мы сейчас направляемся и куда иначе, как через туннели под Гудзоном или по мостам, не проедешь, - поднять плату за проезд этих мостов и туннелей с шести долларов до семи! Правда, в оба конца...
- Это еще хорошо, что мама служит в полиции! - возмущенно воскликнул Тимур вслух по-русски. - Им там каждый год выдают такой специальный пропуск на машину, и она как сотрудник полиции в любое время дня и ночи может поставить машину где хочет! И бесплатно ездить через эти мосты и туннели. Сколько хочет. Пропуск этот каждый год другого цвета... В прошлом году, к примеру, был красный, в этом - зеленый...
Но самое страшное обвинение Рудольфу Джулиани Тимур предъявил за то, что тот из-за своей "вонючей демократской показухи" прошелся вместе с гомосеками и лесбиянками на традиционном городском параде!
- С кем, с кем?.. - переспросил я, не видя ничего предосудительного в каких-то традиционных парадах. - С кем, ты сказал?
- Ну, с педрилами! - злобно прошипел Тимур. - С мужиками, которые в задницу друг друга... Понял? И с бабами, которые лижутся!..
Какое-то время, пока Тимур мне рассказывал про повышения цен в Нью-Йорке на транспорт, я полагал, что он все это говорит "с чужого взрослого голоса".
Последнее обвинение мэру Нью-Йорка этот двенадцатилетний русский американец с татарским именем решительно и жестоко предъявил СВОИМ СОБСТВЕННЫМ ГОЛОСОМ. Тут он, к несчастью, обладал и страшным трагическим опытом, и неотъемлемым правом рано повзрослевшего Человека.
- Правда, он не антисемит, как некоторые, - уже мягче сказал Тимур, будто за это кое-какие грехи он прощал мэру Нью-Йорка Рудольфу Джулиани.
И, наивно представив себе, что я, прожив шесть лет бок о бок с Шурой Плоткиным, мог не знать, что такое "антисемит", Тимур добавил:
- Тут надо быть справедливым - он не против евреев, а за...
Мне так осточертело сидеть в этом тесном рюкзаке, что я был счастлив, когда мы вылезли из метро в Манхэттене на Сорок второй улице и какое-то время ждали автобуса на Нью-Джерси.
Мой "Академик Абрам Ф. Иоффе" стоял в порту Элизабет у четвертого контейнерного причала, и хоть я понимал, что все фантастическое несбыточно, но никак не мог отогнать мысль, что Шура все-таки явился в порт, нашел Мое судно и сейчас сидит у Мастера в его каюте, и они в ожидании меня неторопливо потягивают неразбавленный "Джек Дэниельс" со льдом из широких квадратных стаканов. Эти стаканы буфетчица Люся когда-то купила на свою нищенскую валютку в Марселе в подарок Мастеру...
Навыдумывал я себе такую картинку и почти поверил в ее реальность. От этого опять задергался, занервничал, засуетился. Если вообще можно засуетиться в тесном рюкзачке с моими габаритами. Поэтому в ожидании автобуса я нахально высунул голову из рюкзака и несколько раз глубоко вдохнул несвежий, но холодный воздух Сорок второй улицы. Помню, у Шуры Плоткина еще книжка такая была про эту улицу. Называлась "Сорок вторая параллель".
Тимур - вот чуткий чертенок!.. - мое состояние прочувствовал моментально. Даже сказал:
- Представляешь, Кыся, мы приезжаем в порт, находим твое судно, а там... А там тебя уже ждут! А?.. Тогда мы втроем ищем тот корабль, который нужен мне, я там кое о чем договариваюсь, и мы все вместе едем за мамой в Квинс... Как идейка?
- Отличная.
Я решил прикинуться дурачком и, чтобы хоть немного снять напряжение ожидания, спросил, немилосердно фальшивя:
- Что за корабль тебе нужен и о чем ты собираешься там договариваться?
Но тут подошел наш автобус. Тимур запихнул мою голову в рюкзак, перекинул его через плечо и, бормоча по-шелдрейеовски: "Потом расскажу..." - влез в автобус.
Когда мы устроились и рюкзак со мной перекочевал со спины Тимура на его колени, он мне "туда" сказал:
- Я тебе расскажу, но ты будешь про это молчать как рыба!
- Лучше как Кот, - попытался я сострить.
- Как рыба, - жестко повторил Тимур.
- Нет вопросов!.. - пообещал я тут же.
Я последнее время стал жутко много врать! Нет, давая сейчас обещание, я не собирался потом рассказывать историю, которую, кстати, я уже знал, каждому встречному и поперечному. Но я заметил, что искренности и открытости во мне за последние несколько месяцев жизни не в России сильно поубавилось.
- Ну, слушай... - сказал Тимур. - Они с Фредом, который умер еще до меня, всю жизнь копили на отдельный дом. Хотели выплатить за него сразу побольше, чтобы сильно не залезать в кредитные долги банку. Там знаешь какие проценты?! Кошмар! Понял?
- Нет.
- Ну, не важно. Потом мама тебе объяснит. А тут Фред умер. И мама все эти деньги заплатила за меня в Москве. Все пятнадцать штук, которые они на дом копили... Представляешь?! Нашли, бляди, бизнес! Но в Москве - цветочки... На Украине торговля малолетками идет вообще как в колбасной лавке. По тридцать и даже пятьдесят тысяч долларов!.. Так что мы с мамой еще хорошо отделались. А может, они полицейского постеснялись так уж напаривать...
Я тут же вспомнил слова Шуры, который однажды сказал, что нам, русским, никто в мире вообще не указ! Поэтому вряд ли кто-нибудь у нас так уж постеснялся американскую полисменку. Просто красивая баба приглянулась...
- А она получает лишь сорок тысяч в год! Это на руки, считай, всего двадцать пять. По две с хвостиком в месяц... Машина, квартира, жратва, шмотки... Только за квартиру - тысячу, не греши - отдай!.. А питание на двоих сколько стоит? Мне на одежду... Каждые полгода приходится новое докупать. Расту же... Ей нужно одеться? Нужно выглядеть?! Ты видал, какая она красивая? Мне каждый день на карманные расходы... И остается у нас...
Тимур помолчал, а потом плюнул на приличия и сказал те слова, которыми он пользовался в своем подмосковном тюремном интернате. Для более точной обрисовки их финансовой ситуации эти слова показались ему наиболее выразительными:
- И остается у нас - два ни хуя и мешок дыма!.. А мне в Израиль надо до смерти... Там меня Маша Хотимская ждет. И я ее так люблю, что у меня все сны только про нее... Смотри, Мартын, ты обещал! Чтобы никто никогда...
- Ну, сказано же! - оборвал его я. - Давай дальше.
- Вот... Так могу я прийти к своей матери и сказать: "Мама, дай мне шестьсот долларов на билет в Израиль и обратно"? Нет. Не могу. Эти бабки я должен сам заработать! А как?.. Я и придумал - найти израильское судно и упросить капитана взять меня летом туда и обратно юнгой. Как в "Острове сокровищ". Правда, наш школьный географ мистер Гринспен, по-нашему - "Гринштейн", сказал мне, что теперь юнг на корабле нет. Но я думаю, что если хорошо попросить, может быть, и возьмут? А?..
Я мало сталкивался с Детьми и Котятами. И никогда не испытывал к ним ни умиления, ни любопытства. Так... Иногда жалко их было, но не более. Но тут я был несколько ошарашен такой смесью абсолютно противоположных черт характера в одном двенадцатилетнем Человечке! Он до копейки (или как это здесь называется?..), просчитывает бюджет своей семьи и в то же время бредит девочкой, живущей на другой стороне глобуса! Нежно гордится своей приемной матерью-полунегритянкой и хладнокровно злобен и жесток в бою с Собаками!..
Наивный и Мудрый, Маленький и Взрослый.
Девять лет жил страшной российской, кровавой жизнью и только три года нормальной - американско-мальчишечьей. И сумел из двух таких разных Жизней вобрать в себя только лучшее.
Если, конечно, не считать того, что в родимом матерном он может переплюнуть и Шуру Плоткина, и Водилу, вместе взятых!
Пауза слегка затянулась, и поэтому я торопливо сказал:
- Если хорошо попросить - обязательно возьмут!
Я попытался сказать это с максимально выразительной уверенностью, хотя уверенности у меня не было ни на грош.
- Мало того, - сказал я, - сейчас мы приедем в порт, найдем сначала "Академика Абрама... Не пугайся, так мое судно называется. Я попрошу Мастера Алексея Ивановича, и он нам, то есть тебе, поможет! Он как-то говорил, что старые Капитаны всех стран хорошо знают друг друга. Может, у него и найдется здесь какой нибудь израильский кореш!..
- Ну, отпад! - восхитился Тимур. - Фантастика!..

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100