Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам"  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам" Часть 74 Реклама на сайте
 

* * *

- Сейчас я тебя с ней познакомлю, - сказал Тимур. - У тебя как с английским?
- Нормально, - ответил я.
- Ой, а чего это я спрашиваю?! Я же с тобой говорю... - растерянно спохватился Тимур. - Слушай, а как я с тобой говорю? По-какому?..
- По-шелдрейсовски.
- Это как?..
- Потом объясню. Будешь представлять меня - скажешь, что меня зовут Мартын. Можно просто - Кыся. И что я русский.
- Так ты еще и русский?! Ну, везуха! - радостно закричал Тимур на весь вагон по-русски.
Редкие, сонные пассажиры разом открыли глаза и повернулись к нам, услышав незнакомый язык. Но наверное, сочли Мальчика сумасшедшим, потому что он кричал это никому. Всего лишь в свой чуть приоткрытый рюкзак, который лежал у него на коленях.
- А откуда? - спросил меня Тимур. - Не москвич?
- Петербуржец, - ответил я из рюкзака.
- Отпад!.. - восторженно сказал Тимур, встал и повесил рюкзак на одно плечо. - Ну, Кыся, по весу ты просто - Майк Тайсон!
Я слегка выглянул из рюкзака. Тимур увидел, что я высунул голову наружу, и одобрительно сказал:
- Давай, давай, крути башкой! Запоминай. Мало ли что?.. Восемьдесят вторая улица, Джексон Хайте. Квинс. Седьмая сиреневая линия. Я тебе потом план покажу...

* * *

Когда-то в Германии, с семейством Шрёдеров и Манфреди, а потом и с Фридрихом фон Тифенбахом мы часто смотрели по телевизору теннис. И я волей-неволей узнал всех "звезд" - американцев Андрэ Агасси, и Пита Сампраса, и Джима Курье, и Майкла Чанга... Короче говоря, всех! Но для меня, как для русского Кота, на первом месте стоял, конечно, наш Кафельников.
Но в Германии был теннисист, которому поклонялись все немцы. И не только немцы. Такой рыжий парень - Борис Беккер.
Помню, все киевские Коты и Кошки, эмигрировавшие в Мюнхен по "еврейской линии", обычно до хрипоты спорили - еврей Беккер или нет? И в конце концов сходились на том, что звезда мирового тенниса Борис Беккер - несомненно еврей!
- Вы его маму видели? Вчера показывали по "Евроспорту"... Типичная Хайка с Подола!.. Только причесана и одета во что надо...
- А папа Бори?! Папу вы заметили? Он же вылитый Изя Майзель, который жил с нами еще в "Хаймухе"! Ну, хозяин Мурзика!.. Мурзик! Что ты молчишь, что?! Отец Беккера похож на твоего Изю?
Мурзик, старый, толстый, обожравшийся киевский Кот, нехотя говорил:
- Ну, есть небольшое сходство... Есть. В конце концов, все евреи похожи друг на друга. А шо такого?..
Лично мне, как питерскому Коту, на это было абсолютно наплевать. Но Беккер действительно был одним из лучших в своем деле на всем земном шаре.
И все немецкие газеты и телевизионные программы кричали про него что вздумается. Лишь бы имя упомянуть! Фотографии разные печатали, за которые иногда фотографу не грех было бы и рыло начистить...
Так вот, у Бориса Беккера была жена - Бабе. С темным цветом кожи. Казалось бы, что тут особенного? Все равно как если бы я влюбился в Сиамскую Кошку. Просто другая порода. Но многие журналы и газеты сильно упражнялись по этому поводу.
А мой Фридрих фон Тифенбах, глядя однажды на экран телевизора, где показывали Бориса с женой Бабе, тихо и горестно мне сказал:
- Вот, Кыся, пример не только спортивного, но и гражданского мужества. Это все вранье, что мы, немцы, вытравили из себя расизм. Мы его упрятали до поры до времени поглубже. А он нет-нет, да и выплеснется из нас зловонными брызгами!..
И Фридрих прочитал мне заметку из "Бильда", где описывается попытка взорвать тоже очень симпатичную полунегритянку - телевизионную звезду Арабеллу. Только потому, что она не чистокровная немка.
Но когда Тимур открыл своим ключом дверь квартиры и навстречу нам вышла его американская полицейская мама - в джинсиках и какой-то широченной домашней кофте без воротника, - я малость прибалдел!..
Я видел в своей жизни много красивых Женщин - и белых, и не совсем... К примеру - та же Бабе Беккер или эта теле-Арабелла!.. Они по-Человечески были очень даже красивыми и симпатичными.
Но пусть они заранее меня простят - все они, белые и темные, ни в какое сравнение не шли с Тимуровой мамой!
Сужу об этом не со своих Котовых позиций, а пытаюсь посмотреть на нее глазами нормального Мужика. То есть оценить Женщину по ее чисто Человеческим параметрам. Мне это иногда удается...
Так вот, возвращаясь к своему прибалдевшему состоянию, спешу сообщить, что таких красивых Женщин со смуглой кожей я и среди абсолютно белых не видел. И честно признаюсь, тут же подумал о своем Шуре Плоткине. Вот бы ему такую...
- Привет, ма! - прямо из двери заорал Тимур. - Не сердись, мы немножко задержались...
- Мистер Тим Истлейк, - со сдержанной яростью тихо произнесла полицейская Мама. - Извольте немедленно посмотреть на часы!..

* * *

Тимур уже давно дрых без задних ног в своей комнате, взяв с меня слово, что ночевать я буду только у него, а мы с Рут, абсолютно по-российски, сидели в кухне-столовой и трепались о том о сем, пока Рут не заметила, что у меня стали слипаться глаза...

* * *

После того как мы с Тимуром ввалились в квартиру в одиннадцатом часу вечера по нью-йоркскому времени, у нас с Рут не было Контакта всего первые десять минут. И то только лишь потому, что я сидел в рюкзаке, а Рут безостановочно крыла Тимура на чем свет стоит за то, что тот, задерживаясь в порту, не позвонил ей и не предупредил, что у него все в порядке и он скоро приедет домой.
С моей точки зрения, ругань была абсолютно справедливой. Судя по тому, как реагировал на это Тимур, он считал так же, как я. В качестве признания своей вины Тимур даже порывался чмокнуть Рут в щеку, чего мальчишки обычно делать не любят.
Я тихо сидел в рюкзаке, выставив наружу только один глаз и одно ухо, и ни во что не вмешивался. Хотя был целиком на стороне Рут. Уж домой позвонить мог бы, засранец!
Наконец Рут выдохлась. Я почувствовал, что она неожиданно поняла всю бесполезность сиюсекундных педагогических упражнений, ибо голова Тимура сейчас забита чем-то невероятно важным для него и ничего извне Тимур достаточно четко воспринимать не может.
Тимур слишком был занят ее предстоящим знакомством со мной, и все гневные слова Рут, обращенные к нему, пролетали мимо него. Рут это отчетливо просекла, сама поцеловала его куда-то в макушку, повернулась к огромному холодильнику величиной со средний белый автомобиль, вертикально поставленный на задний бампер, и стала вытаскивать из него всякую разноцветную жратву.
- Ма... Только не пугайся!.. - чуточку подрагивающим от волнения голосом начал Тимур. - Я хочу познакомить тебя с Мартыном. Это говорящий Кот...
- Поздравляю, - спокойно ответила Рут. - Завтра мы с утра смотаемся к моему психоаналитику и...
- Ма-а-а! - испуганно заорал Тимур. - Я клянусь тебе!.. Мартын, вылезай и скажи ей!.. А то она меня действительно завтра отведет к психиатру!
Я быстренько прилизался, наспех привел себя в относительно пристойный, после рюкзака, вид и неожиданно для самого себя заговорил хоть и по-шелдрейсовски, но до отвращения туповато-официозно:
- Здравствуйте, миссис Истлейк. Я настоящий русский Кот. Мартын Плоткин. Но вы можете называть меня просто Кыся.
Наверное, на меня подействовало еще и то, что я впервые в жизни разговаривал с Женщиной, служащей в американской полиции.
Мне жутко хотелось понравиться этой бабе, но я отчетливо понимал, что весь мой трюковой арсенал для произведения хорошего впечатления при первом знакомстве - от "задушевного" мурлыканья до идиотских прыжков вверх со всех четырех лап - способен поразить воображение только очень невзыскательных Типов. Здесь все эти штуки-дрюки не пройдут.
Наверное, еще одно обстоятельство сделало меня таким зажатым - это цвет кожи Рут Истлейк.
На расстоянии безумно легко чувствовать себя этаким широким и либеральным (Шурино выражение) интернационалистом, для которого цвет кожи или принадлежность к другой расе якобы не имеет никакого значения!
Хреновина все это. Имеет. Еще какое значение имеет.
Ты остаешься зажатым до тех пор, пока ИСТИННО не перестанешь замечать эту разницу - между собой и, предположим, той же Сиамской Кошкой. Или Длинношерстной Шильдпатт. Даже и не знаю, как это перевести на русский... Ну, у нее еще такая морда сплюснутая - блином. Как у монгола. У Шуры был приятель - монгол алкоголик, но жуткий деляга. Он нам откуда-то иногда продукты доставал по дешевке. Так вот, эта Шильдпатт - вылитый монгол! А шерсти на ней столько, что пока доберешься до нужного тебе места у нее под хвостом - пять раз вспотеешь и уже трахаться не захочешь!..
Может, оттого, что я впервые лично столкнулся, прямо скажем, с не очень белой женщиной, я и представился ей так безлико и бездарно? Может, отсюда и вся эта скованность?..
Правда, это дурацкое состояние у меня сразу же и прошло, как только Рут протянула мне руку и счастливо расхохоталась:
- Фантастика! Впервые вижу Кота, который так прекрасно знаком с работами доктора Ричарда Шелдрейса!.. Я не ошиблась?
Я так и присел на хвост! Вот это да!.. Какая грандиозная тетка... Ничего себе!.. Зажатости во мне - как не бывало!
- Точняк! - радостно подтвердил я. - Ну конечно, это все по Шелдрейсу! Мы и разговариваем сейчас по его методе.
- Да, уж я догадалась, - рассмеялась Рут и нежно погладила мои усы.
Пахло от нее обворожительно! Какая женщина! Вот встретить такую Кошку - и больше ничего в жизни не нужно...
- Но ты-то откуда про все это знаешь, Мартин-Кисья? - спросила она.
- Не так, мама! - огорчился Тимур. - Не "Мар-тин-Кисья", а Мар-ТЫН... Или - Кы-ся. Попробуй еще разок, ма...
- Окей, окей! Я денек потренируюсь и начну говорить, как Достоевский! Уж если я научилась понимать английский язык бухарских евреев, которые плодятся на моем участке как кролики, то... Но вопрос... - Рут на мгновение запнулась и с трудом, но отчетливо выговорила: - Вопрос к Мар-ТЫНУ...
- Супер, ма! - гордо крикнул Тимур. - Потряс!..
Рут взяла меня за передние лапы и, глядя мне прямо в глаза, спросила:
- Так откуда же вы, уважаемый сэр, знакомы с трудами английского ученого Ричарда Шелдрейса - автора теории о возможных Телепатических Контактах между Животными и Человеком? Тем более что он англичанин. Ты кто? Внебрачный сын Президента России или младший любимый братишка Нового Русского мафиози, который послал тебя учиться в Кембридж? Или ты кончал Оксфорд?
- Нигде я не учился, и ничего я не кончал, - честно признался я. - Я даже не знаю, что это такое. До доктора Шелдрейса мы докопались вместе с моим Человеком - Шурой Плоткиным. На русский у нас была переведена только книжка "Человек находит друга" Конрада Лоренца...
- Так ты и Лоренца знаешь?! - потрясенно воскликнула Рут.
- Естественно!.. Но так как я читать не умею, мне читал вслух Мой Шура. А доктора Шелдрейса он мне переводил с английского...
- Он говорит по-английски? - спросил Тимур.
- Говорит неважненько, а читает запросто.
- А где он сейчас? - поинтересовалась Рут.
- Не знаю, - ответил я, и меня вдруг пронзила такая печаль, что чуть слезы на глазах не выступили. - Он должен был меня встретить, но... Может быть, с ним что-нибудь случилось? Мы так ждали друг друга...
Рут достала блокнот и карандаш:
- У тебя адрес его есть?
- Нет. Но его адрес есть у одного конгрессмена из Вашингтона - приятеля моего Старшего Друга из Германии Фридриха фон Тифенбаха. Может, слышали? Он старый и очень интеллигентный миллионер. Его все знают...
- Я, к сожалению, о нем не слышала, но убеждена, что его должны все знать! - уверенно подтвердила Рут. - Потому что интеллигентных миллионеров в мире можно пересчитать по пальцам на одной руке. Фамилию конгрессмена помнишь?
- Нет.
- Наплевать! Не расстраивайся. Завтра по нашим полицейским каналам мы найдем тебе твоего... Как, ты сказал, его зовут?
- Шура... То есть полное имя - Шура Плоткин.
- Он еврей?
- Да, а что?
- Тогда надо искать "Шнеера Плоткина". Или "Шмуля", или "Шлему". Многие евреи, переехавшие в Штаты, сразу меняют свои имена на чисто еврейские. В общине бухарских евреев - это как правило.
Я подумал, что мой Шура вряд ли переменит имя только из-за перемены страны. Шура есть Шура, и он всегда останется самим собой. Даже в общине бухарских евреев...
Но я тактично промолчал. Хотя, с другой стороны, моя тактичность слегка попахивала предательством. Поэтому я решил, что когда мы поближе познакомимся с Рут, я ей обязательно об этом скажу! Или, если она сама познакомится с Шурой, она и без меня поймет про него все, что нужно.
- Тим, сынок, - молнией в ванную! Душ, пижама, и вернуться к столу. Легкая перекуска и немедленно в постель. Ясно? - распорядилась Рут.
- О'кей, ма. Мартын, ты спишь у меня! - бросил мне Тимур и поплелся в ванную комнату.
Было видно, что ребенок - совершенно без сил.
- А что ты обычно ешь на ночь, мой дорогой Кыся? - спросила меня Рут.

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100