Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам"  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам" Часть 43 Реклама на сайте
 

* * *

Куплен я был самым роскошным образом! За столом - с остатками пирожных, свежим кофе и каким-то фантастическим шампанским, которое оказалось у фон Тифенбаха в его "роллс-ройсе".
Он вручил Эриху конверт с десятью тысячемарковыми бумажками и сказал, что в доме, к сожалению, не было больше денег, а в его банке - обеденный перерыв. Было всего десять тысяч, и ему пришлось взять у кухарки тысячу из продуктовых денег. Но он посчитал, что лучше ему заплатить герру Шрёдеру "кэш", то есть - наличными. Ибо если он, фон Тифенбах, выпишет герру Шрёдеру чек даже на большую сумму, то Шрёдеру придется уплатить государству пятьдесят процентов налога! В итоге в руках уважаемого герра Шрёдера останется значительно меньше десяти тысяч марок...
Он, фон Тифенбах, отлично понимает, что за такого Кота десять тысяч - цена, прямо скажем, невысокая. Поэтому он хотел бы что-нибудь сделать для всей столь симпатичной ему семьи Шрёдеров. При этом он так посмотрел на Хельгу, что Руджеро чуть не прокусил ему сонную артерию.
Ошалевший от такой неожиданно большой суммы и от непосредственного присутствия в его доме самого Фридриха фон Тифенбаха, Эрих пролепетал, что он очень благодарен герру фон Тифенбаху, но больше им ничего не нужно. К этим десяти тысячам они с сестрой и компаньоном постараются за зиму приработать ещё немного и тогда смогут весной начать ремонт дома - сменить отопительную систему и перестелить черепицу на крыше.
Когда фон Тифенбах это услышал, он буквально просиял!
Он метнулся в прихожую, выхватил из своей старенькой меховой курточки небольшую телефонную трубку без шнура и вернулся за стол.
- С тех пор как появились вот эти спутниковые сотовые телефоны - не могу запомнить ни одного номера наизусть! - рассмеялся он. - Я сразу же их кодирую в память телефона и запоминаю всего одну цифру. Для старых маразматиков вроде меня - неоценимая штука! Сейчас мы позвоним одному моему знакомому - он владелец крупнейшей в Германии строительной фирмы, и если мы его разыщем, я попробую вам все-таки чем-нибудь помочь...
Фон Тифенбах нажал кнопку в своей маленькой: трубочке, подождал соединения и сказал:
- Говорит фон Тифенбах. Пригласите к телефону герра Крюгера, не откажите в любезности. Ах, он в Гамбурге?.. Превосходно! В таком случае разыщите его и скажите, что с ним хочет говорить Фридрих фон Тифенбах. Я подожду у телефона...
Он разлил всем шампанское и спросил профессора фон Дейна:
- Как вы посмотрите, Фолькмар, если я выпью еще немного шампанского?
- Я - положительно, - ответил профессор. - А вот как посмотрит на это полиция...
- Честно говоря, Фолькмар, в Мюнхене полиция меня вообще не останавливает. По всей вероятности, они знают все мои автомобили, а кроме всего - у меня очень дисциплинированный шофер! А вот однажды, лет двадцать тому назад, когда я сам сидел за рулем, во Франкфурте... Прошу прощения, я потом доскажу эту забавную историю... Алло! Гюнтер? Здравствуйте, Гюнтер. Это фон Тифенбах. У меня к вам маленькое поручение...
Фон Тифенбах порылся в карманах джинсов и вытащил скомканный листок бумаги с адресом дома Шрёдеров и рекламную листовку с моей рожей и номерами телефона и факса в Оттобрунне.
- Какого черта вы торчите в Гамбурге? Ах, вы проводите совет директоров!.. Достойное и уважаемое занятие. Записывайте, Гюнтер.
Фон Тифенбах продиктовал в Гамбург адрес и телефон Шрёдеров и сказал:
- Пожалуйста, Гюнтер, завтра пришлите своих экспертов по этому адресу, предварительно согласовав с хозяевами дома удобное для них время. Составьте проект и калькуляцию реконструкции всей отопительной системы, замены крыши и... Всего, что найдут необходимым ваши специалисты. И сразу же начинайте работы. Все счета - мне. И пожалуйста, извинитесь за меня перед всеми своими директорами... Вернетесь в Мюнхен - приходите ко мне ужинать. Я вас кое-кому представлю. Чу-у-ус!..
Таня посмотрела на меня, усмехнулась и вдруг произнесла любимую поговорку Водилы:
- Здравствуй, Жопа-Новый-Год, приходи на елку!
Фридрих фон Тифенбах услышал русскую речь и моментально повернулся к нам:
- Что вы сказали?
Таня рассмеялась и по-немецки пояснила фон Тифенбаху:
- Это шутливо перефразированная русская пословица - "Здравствуй, Дедушка Мороз, приходи на елку!". Так у нас в России дети приглашают Санта-Клауса на рождественские праздники. А тот приносит им мешок с подарками. Вроде вас, Фридрих.
Черт меня побери! Я даже и не подозревал, что Таня знакома с ним настолько, что может называть его просто "Фридрих". Кажется, его друг-приятель профессор фон Дейн прочно занял место, когда-то принадлежавшее тому нейрохирургическому казаху со странноватой фамилией - Левинсон...
Фон Тифенбах внимательно выслушал Танино вольное толкование пословицы и, недобро ухмыльнувшись, жестко произнес:
- Вы ошибаетесь, Таня. Мне далеко не всем детям хочется делать подарки к Рождеству.

* * *

Тогда, в тот последний день в оттобрунновском доме Шрёдеров я буквально кончиком хвоста ощущал, как Фридриху фон Тифенбаху не терпится послать всех, включая мою дорогую подругу Таню Кох, к чертям собачьим и наконец остаться со мной вдвоем!
Уже тогда, когда при знакомстве мы обменялись с ним всего одной-двумя ничего не значащими фразами, я сумел по достоинству оценить его подлинно интеллигентную сдержанность.
Узнав, что мы можем с ним КОНТАКТИРОВАТЬ, он не впал в мистический восторг, как Таня Кох; не устроил паническую истерику, как Эрих Шрёдер, - Фридрих фон Тифенбах воспринял КОНТАКТ как подарок судьбы, хвастать которым перед посторонними людьми было бы элементарно неприлично.
Он внимательно и терпеливо выслушал все наставления Хельги по "содержанию Кота в доме", кое-что даже записал и попросил разрешения изредка звонить, если у него возникнут кое-какие вопросы. И мы стали прощаться.
Эриху и Руджеро я, при всех своих иногда возникавших претензиях, был все-таки безмерно признателен и поэтому разрешил им слегка потискать меня и потереться носами о мою морду. А плачущую Хельгу, к которой у меня не было никаких претензий, даже несколько раз лизнул в щеку, успев перехватить ревнивый взгляд Тани Кох.
- Вы тоже в Грюнвальд, Фолькмар? - спросил фон Тифенбах уже у машины.
- Нет, Фридрих, - ответил профессор. - Мы с фрау Кох должны обязательно быть в клинике. У нас вчера был тяжелый операционный день, и сегодня мне нужно посмотреть парочку наших больных.
- Не занимайте вечер, - сказал фон Тифенбах и раскрыл передо мной дверцу своего "роллс-ройса". - И не отпускайте фрау Кох. Вполне вероятно, что у меня возникнет одно забавное предложение на вечер. Где вас искать?
- Клиника, автомобиль, дом... Все три мои номера есть в вашей волшебной трубочке.
Профессор помахал мне рукой, а с Таней мы просто расцеловались. Я даже успел шепнуть ей на ухо:
- У тебя так все серьезно с фон Дейном?
- А черт его знает. - ответила она. - Пока вроде да. Ты наворожил, что ли?
- Нет. Этого я не умею. Тут я абсолютно ни при чем, - сказал я и запрыгнул на кожаное переднее сиденье "роллс-ройса".
Интересно, можно от Мюнхена до Санкт-Петербурга доехать на "роллс-ройсе" без парохода? Просто по суше...

* * *

- Я могу обращаться к вам на ты? - спросил меня фон Тифенбах, как только мы отъехали от шрёдеровских ворот.
- Да, конечно! - сказал я. - Только на ты. А мне как быть?
- То есть?.. - не понял он.
- Ну как я должен к вам обращаться?
- Ну если я тебе говорю "ты", то как ты должен обращаться ко мне? Естественно, тоже на ты и по имени. "Фридрих" - и все! Да, кстати... В этом умилительно фальшивом документе, который мне передал синьор Манфреди, стоят два твоих имени - "Мартин" и "Киса". А на самом деле?
- Это единственные два слова правды, напечатанные в этой бумаге. И то с ошибками. Не "Мартин" и "Киса", а "МартЫн" и "КЫся".
- Мар-тЫ-иин... - с трудом попробовал выговорить Фридрих и тут же отказался от дальнейших усилий. - Нет! Это мне просто не по возрасту. А нельзя ли мне называть тебя Мартин?
- Нет, - решительно сказал я. - Тогда попробуй - "КЫ-ся"... Это такое простонародное имя. И пожалуйста, смотри на дорогу. Мы сейчас чуть не врезались в стоящий автобус...
- Ах, прости меня, ради Бога! Как ты сказал? Повтори еще раз.
- КЫ-ся.
- КЫ-ися... Так?
- Ну, почти так, - пожалел я его. - Попробуй еще раз. Без "И".
- Кы-ся... Кы-ся... Кы-ся!..
- Гениально! - сказал я. - А теперь не делай паузу между "Кы" и "ся". Попробуй сказать слитно - Кыся...
- КЫСЯ! - превосходно выговорил Фридрих фон Тифенбах.
- Блеск! - восхитился я. - В качестве комплимента могу сообщить тебе, что даже в России трудно найти образованного и интеллигентного Человека, который с легкостью произносил бы русские слова или названия на полуграмотном общенародном диалекте. Матерными ругательствами все овладели в совершенстве, а вот подлинное просторечие - не дается!
- Как у нас в Баварии! - подхватил Фридрих.
- Возможно. Я не так много сталкивался с баварцами.
- А вообще, откуда ты так знаешь языки?!
- Я их не знаю, - признался я.
- То есть как это?! - поразился фон Тифенбах. - А как же мы с тобой разговариваем?! Я же не говорю по-русски!..
- Телепатия, - сказал я. - Мы с Тобой случайно и счастливо оказались настроенными на одну ВОЛНУ. Отсюда и телепатический КОНТАКТ. Большинство Людей и Животных об этом понятия не имеют!..
Вот тут-то я ему и поведал о теории английского доктора биологии Ричарда Шелдрейса, о замечательном ученом Конраде Лоренце и взял с него слово завтра же достать эти книги и прочитать их самым внимательным образом. Попутно, конечно, рассказал о Шуре Плоткине...
И почти до самого Грюнвальда мы занимались тем, что Фридрих говорил мне что-нибудь по-английски, а я ему толково отвечал по-своему. Потом он вдруг начинал говорить на французском языке, на итальянском, испанском - мне это было все до фени! Я чесал ему в ответ по-нашему, по-шелдрейсовски, и он был в таком восторге, что мы несколько раз чуть не влипли в серьезные аварии...
Когда мы с Фридрихом фон Тифенбахом въехали на его "роллс-ройсе" в Грюнвальд, медленно пропетляли по узеньким, вылизанным проездам между замечательными, очень-очень разными одноэтажными и двухэтажными домиками, домами и домищами за высокими заборами из плотного кустарника, а потом, уже где-то совсем на окраине Грюнвальда, у самого леса, остановились у таких высоких ворот и такого забора, что за ними даже дома не было видно, и Фридрих достал маленький пультик дистанционного управления, вроде телевизионного (который я так ловко освоил у Шрёдеров), направил на ворота и нажал кнопку, а ворота стали перед нами автоматически открываться, - вот когда я вспомнил все фильмы "из изящной жизни"!..
Я не собираюсь захлебываться от нищенского восторга и обильного завистливого слюнотечения и описывать состояние среднерусского Кота, выросшего, как ему казалось, в достаточно благополучных условиях и внезапно осознавшего всю мизерность своего прошлого существования и самых смелых представлений о счастье из нашей постоянной и веселой игры с Шурой Плоткиным, которая называлась "Что бы ты сделал, если бы у тебя был миллион?"...
Когда за нами почти бесшумно, даже без применения дистанционного пульта, сами по себе закрылись ворота и в глубине огромного, попросту необозримого сада я увидел широкий, приземистый, распластанный на невысоком холме дом, я понял - вот только что, буквально пять секунд тому назад, я въехал на "роллс-ройсе" в совершенно ДРУГУЮ ЖИЗНЬ...
Не доезжая метров пятидесяти до дома, Фридрих остановил машину и сказал мне:
- В моем доме постоянно работают несколько человек, с которыми тебе волей-неволей придется общаться. Это герр Франц Мозер - мой шофер и в некотором роде секретарь. Милый, недалекий, но очень исполнительный человек. Бывший чемпион Европы по авторалли. Кухарка - фрау Ингрид Розенмайер. Поразительной доброты зануда и консерватор. Отсюда - несколько раздражающее однообразие пищи. Хотя и превосходно приготовленной... Герр Эгон Лемке - садовник и замечательный специалист по устранению всех мелких технических неполадок в доме. И польская девушка Барбара Ковальска. В просторечии - Бася. Она следит за чистотой в доме...
Фридрих невесело усмехнулся и добавил:
- Иногда, за отдельную плату, она выполняет некоторые мои стариковские прихоти. Делает она все это достаточно старательно и умело, но... Но это уже отдельный разговор. Так вот, у меня к тебе просьба - пожалуйста, не вступай с ними ни в какие Телепатические Контакты. Я им плачу настолько больше, чем они могли бы получить в любом другом месте, что я вправе хотеть от них полного незнания того, НА ЧТО ТЫ СПОСОБЕН. И ради Бога, не посвящай фрау Кох в подробности моего быта. Насколько я понял, с ней у тебя Контакт налажен уже давно. Да?
Ну и молодчик! Такая проницательность сделала бы честь любому Коту. То-то он так лихо, без малейшей запинки пошел на КОНТАКТ! Ай да Фридрих... В шестьдесят пять лет так с ходу врубиться в ситуацию! Нет, он мне определенно очень и очень нравится...
- Да, - подтвердил я. - Но абсолютно на другой волне. Все будет в порядке, Фридрих. У нас в России на этот счет есть два выражения: "Там, где живут - не гадят" и "Своих не закладывают".
- Первое выражение я понял. А что такое - "не закладывают"?
- "Не закладывают" - значит, "не предают". Для нас с Шурой всю жизнь это было принципиальной позицией.
- Превосходная позиция! - с уважением проговорил Фридрих. - Поехали знакомиться?
- Поехали, - сказал я.

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100