Кошки

Кот и кошка

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Книги  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам"  /  ИнтерКыся. Дорога к "звездам" Часть 42 Реклама на сайте
 

* * *

"Еду" - это он сказал месяц тому назад. Теперь, спустя четыре недели, я могу очень четко оценить и осмыслить все произошедшие тогда события.
... Через двадцать минут после того телефонного разговора к нашему дому в Оттобрунне подкатил громоздкий, старообразный, не идущий ни в какое сравнение с роскошным профессорским "ягуаром" белый автомобиль под названием "роллс-ройс".
То, что он называется "роллс-ройс", и то, что он стоит дороже фон Дейновского "ягуара" раз в пять - в шесть, я узнал значительно позже. Но если мне тогда на это было плевать, то теперь, когда я чуть ли не ежедневно езжу на этом баснословно дорогом рыдване - плевать и подавно...
Когда-то мы с Шурой мечтали хотя бы о "Запорожце", но Шурины заработки все никак не могли угнаться за несущейся рысью инфляцией. Шура мне раз сто объяснял, что это такое, но я так ни черта и не понял. Сообразил только тогда, когда он перешел на наш нормальный, домашний язык.
- Система поставила весь российский народ и нас с тобой, Мартын, в том числе, раком, - сказал тогда Шура. - И употребила... Или, если хочешь, оттрахала всех нас по первое число, как хотела!
- Наплевать, - ответил я ему тогда. - Нам с тобой и без автомобиля не так уж плохо.
- Верно, Мартышка... - помню, улыбнулся Шура. - Но с автомобилем нам было бы еще лучше.
И ласково почесал меня за ухом. Люди почему-то считают, что нам, Котам, это доставляет неописуемое наслаждение! Ничего похожего. Почесать себя за ухом я могу и сам. И сделаю это гораздо лучшее. Но Шуре я прощал это заблуждение. Как, впрочем, и многое другое.
Теперь, когда я в автомобилях разбираюсь лучше любого российского Кота, - здесь их (не Котов, а автомобилей) такое количество, что порой, бывает, по часу торчишь в пробках на Миттлерер-ринге, или на Леопольдштрассе, на Эффнер-плац, на Принцрегентенштрассе, - я все равно считаю, что нет лучше автомобиля, чем огромный грузовой "вольво" с длиннющим прицепом, с широкой кабиной, в которой могли бы поместиться и Шура Плоткин, и я, и, конечно же, Водила за рулем!
Но это, так сказать, мое личное, и я свои вкусы никому не навязываю. Вам нравится ездить на "роллс-ройсах" - нет проблем. Будьте любезны!...
... После этого своего "Еду..." Фридрих фон Тифенбах еще попросил встретить его на улице у дома, так как он едет один, без шофера, а сам страдает топографическим идиотизмом и может заблудиться в ста метрах от собственного дома.
Вот мы все и выкатили на улицу. Я, честно говоря, упирался и не хотел ни в какую! С какой стати?! Он меня будет обзывать, а я его, видите ли, встречать должен...
Но тут за меня взялись Таня и Эрих, каждый на своей волне, и я сломался. В конце концов, пока этот блядский Фридрих был для меня единственной призрачной возможностью попасть в Петербург и почти реальной вероятностью заработать на ремонт дома Эриху, Хельге и Руджеро. А их я "заложить" не мог.
Я вспрыгнул на стойку ворот двухметровой высоты и уселся там наверху, демонстрируя, как мне казалось, полное пренебрежение к Человеку, которого все - даже Хельга!.. - ждали с таким трепетом и почтением. Кроме Тани Кох, к слову сказать.
До того как выйти из дому, только и разговоров было, что фон Тифенбах - знаменитый старейший германский род, потомки королей, принцев, баронов и еще черт знает кого!..
И что этот самый Фридрих, страдающий, как сказал профессор фон Дейн, "некоторыми возрастными необратимыми недомоганиями", обладает какими-то несметными сокровищами и неисчислимым наследственным состоянием.
Что такое "несметные сокровища" и "наследственное состояние" - я ни хрена не понял. Наверное, тоже что-то вроде старческих заморочек: там болит, здесь болит, погадил - цвет не тот, пописал - струя кривая...
А вот что значат "необратимые возрастные недомогания" - я просек сразу же! Если по-нашему, по-простому, так это - ПИПИСЬКА У НЕГО НЕ СТОИТ! Трахаться ему нечем.
Кстати, это и с Котами случается. Какое-нибудь нервное потрясение или опять-таки возраст... Жалкое зрелище. И смех, и грех.
А этому жирному борову - так и надо! Не будет обзывать незнакомых Котов "омерзительными чудовищами". И все его последующие извинения - мне до фонаря. До лампочки, как говорил Водила.

* * *

Короче, подваливает этот белый катафалк с ангелом на капоте к нашему дому, останавливается впритык к профессорскому "ягуару", и из-за руля выскакивает...
Я не оговорился. Именно "выскакивает" этаким козликом - худенький седенький мальчик среднего роста. Старая короткая потертая кожаная куртка на белом меху, красная клетчатая байковая рубаха, сильно поношенные белесые джинсы, пижонски заправленные в коротенькие ковбойские остроносые сапожки. Только без шпор.
Так, думаю. Все-таки захватил Он своего шофера! Не понадеялся на собственную сообразительность, тупица толстая. Сейчас из задней двери и Сам вылезать будет, аристократ херов...
А оттуда никто не вылезает. Мало того, этот худенький пожилой мальчик в джинсиках хлопает профессора по спине, галантно целует руку сначала Тане, потом - Хельге (хотя Хельга как-то говорила, что у немцев это не принято!) и пo очереди представляется Эриху и Руджеро:
- Фон Тифенбах... Фон Тифенбах!
Елки-моталки! Неужели это и есть тот самый фон Тифенбах, о котором, по рассказам профессора фон Дейна, чуть ли не вся Германия судачит?!
Гляжу со своей верхотуры - и глазам своим не верю! А где же "Мистер-Твистер", мать его за ногу?! Я и раньше подозревал, что кое-что лишнее я себе от злости нафантазировал, но чтобы до такой степени... Полный отпад!
И шестидесяти пяти ему никогда не дашь. Максимум - пятьдесят. Ну, пятьдесят с хвостиком...
М-да... Как выражалась киевская Кошка Циля, "тут я пролетел, как фанера над Парижем"!
А этот фон Тифенбах размахивает рекламной Листовкой с моим действительно ужасным изображением и спрашивает всех так весело:
- Ну-с, и где же этот ваш "Дикий, Сибирский, Русский, Таежный, Сторожевой" - он же гангстер, он же Крестный отец наркомафии?
Таня Кох берет его за руку, подводит к воротному столбу, на котором сижу я, показывает на меня пальцем и говорит ему:
- Знакомьтесь. - А мне мысленно добавляет: - Умоляю, веди себя пристойно!
А меня уже и умолять не надо. Смотрим мы с этим фон Тифенбахом друг на друга, и я вдруг неожиданно понимаю, что вижу перед собой безумно ОДИНОКОГО ЧЕЛОВЕКА!
ЧЕТВЕРТОГО ОДИНОКОГО ЧЕЛОВЕКА В МОЕЙ ЖИЗНИ, поразительно раскрытого и готового к КОНТАКТУ с самым глубоким проникновением в сознание реципиента. Или "преципиента"?.. Эти слова из книги доктора Шелдрейса я всегда путаю!
Короче. Я такого еще не встречал!..
И пусть никогда не обидятся на меня три близких мне Человека, с разной степенью привязанности, но с одинаковым градусом ОДИНОЧЕСТВА - Шура Плоткин, Водила, Таня Кох...
Для того чтобы "приручить" каждого из них, для того чтобы открыть перед ними замечательные возможности Телепатического Контакта со мной - мне пришлось немало потрудиться.
Это была прекрасная, благодарная, но все-таки очень тяжелая работа.
А тут, в этом стареньком пареньке в джинсиках, я неожиданно открыл мгновенную готовность к безграничному КОНТАКТУ! Как Человек с Человеком, как Животное с Животным, - если, конечно, они не заражены видовой или расовой ненавистью.
В этой потертой кожаной курточке, в этих стираных-перестираных джинсах и нелепых ковбойских полусапожках я увидел не старческое желание казаться моложе своих лет, а сопротивление чему-то - некий вызов, протест. Словно он постоянно ведет какую-то небольшую, но очень ВАЖНУЮ ДЛЯ НЕГО войну за право быть таким, каким он хочет быть, а не таким, каким его хотят видеть!..
Мне это в нем так понравилось, что я без малейшей подготовки, на ВОЛНЕ, недоступной для Тани и Эриха, сказал этому Тифенбаху:
- Слушайте! Я вас представлял себе совершенно другим!
- Вы разочарованы? - моментально входя в Контакт, спросил он.
- Нет, нет, что вы!.. Наоборот! - искренне заверил его я и мягко спрыгнул со столба на крышу его "роллс-ройса".
Надо было видеть, как он по-детски обрадовался! У него даже глаза увлажнились... Он с трудом отвел от меня взгляд и повернулся ко всем стоящим вокруг.
- Ну как же можно было его так невыгодно фотографировать?! - Фон Тифенбах огорченно потряс рекламной листовкой с моим идиотским оскалом. - Посмотрите внимательней - ведь этот кот поразительно и мужественно красив! Как удивительно идет ему его рваное ухо, как украшает его этот шрам через всю физиономию и как много говорит о его бойцовских качествах... Да такому шраму позавидует любой бурш-дуэлянт!
Вот такого я о себе никогда не слышал!.. Остается только узнать, что такое "бурш-дуэлянт", и будем считать, что до Петербурга мы с Фридрихом фон Тифенбахом обрели друг друга.
И в ту же секунду я осознал, каким безжалостным цинизмом пронизана моя последняя фраза!
Но что!.. Что я мог поделать?! Там Шура Плоткин, а с ним - вся моя жизнь!.. Там беспомощный, оклеветанный и неподвижный Водила... Там, в конце концов, мой единственный и верный друг - бесхвостый Кот-Бродяга!
Там перед Моим Собственным Домом - Мой Собственный Пустырь, населенный Моими Собственными Приятелями и Врагами - Кошками, Котами, Собаками...
Словно прося прощения за будущее предательство, я перепрыгнул с крыши "роллс-ройса" на его теплый капот и уселся рядом с Фридрихом фон Тифенбахом, который продолжал вещать:
- И потом, фотография же совершенно не передает его потрясающие размеры! Вы бы для сравнения хоть какую-нибудь кошку посадили бы рядом...
- Рядом с ним кошек лучше не сажать, - пробормотал Руджеро.
- Ах, даже так?! - воскликнул фон Тифенбах и уставился на меня с таким нескрываемым завистливым любопытством, что я даже почувствовал себя неловко за свои круглогодичные неограниченные сексуально-половые возможности, далеко выходящие за рамки пресловутых "мартовских" нормативов.

Читать дальше >>

1   2   3  4   5  6  7  8   9  10  11   12   13   14   15   16   17   18   19   20   21   22   23   24   25   26   27   28   29   30
  31   32   33   34   35   36   37   38   39   40   41   42   43   44   45   46   47   48   49   50   51   52   53   54   55   56   57   58   59   60
  61   62   63   64   65   66   67   68   69   70   71   72   73   74   75   76   77   78   79   80   81   82   83   84   85   86   87   88   89






Доноры - детям

Портал для пиарщиков и журналистов





 

    Rambler's Top100