Кошки

Кот и кошка

          На нашем сайте открылся форум

   карта сайта    Кот и кошка На главную  /  Кошачьи новости и истории  /  sema Реклама на сайте
 

Он кричал "Мама!" мне вослед

Речь пойдёт о моём коте. Но сначала небольшая предыстория.

Я родилась и выросла в Иркутске, но в 2006 году познакомилась с молодым человеком, который увёз меня в Московскую область, в город Люберцы, Жили мы в съёмной двухкомнатной квартире. С нами жила его сестра с мужем и сыном. Через год они купили квартиру и благополучно съехали от нас. Я заскучала. Муж весь день на работе, а мне даже поговорить не с кем.

Устроилась работать нянечкой в детский садик, который располагался в соседнем доме. В начале пятого была уже дома, а муж задерживался допоздна. Стала уговаривать его завести домашнее животное, хоть живая душа будет рядом. Однако муж был категорически против - квартира съёмная, неизвестно, как на это отреагируют хозяева. Но однажды муж пришёл с работы "под градусом", расчувствовался и выдал: - Женя, можешь завести котёнка! Я всю ночь не спала от радости, а с утра, пока любимый не передумал, рванула в подземный переход, где добрая женщина продавала котят. Выбрала пушистого двухнедельного котёнка какого-то нереального серого цвета и, как самое дорогое сокровище, спрятав за пазуху, понесла домой. Назвали сокровище Сёмой.

Как я с ним возилась! От молока он отказался сразу, наотрез. И вообще ещё не умел лакать. Громко мурчал и искал у меня на голове материнскую титьку. Как-то вечером муж разделывал к ужину курицу, положил крохотный кусочек Сёмке в рот. Кот сдвинул зрачки в кучу, секунд десять чмокал, а потом так требовательно взревел, как не каждый взрослый кот сможет. Ура, наш Сёмка начал самостоятельно кушать!

С этого дня он стал, есть только мясо. Но постепенно курица ему надоела, перешёл на свинину, потом на колбасные изделия, а потом вообще отказался от пищи. Предложила ему кошачий корм, на этом и остановились.

Свой лоток Сёма признал сразу. Как он радовался, когда в лоток насыпали свежий наполнитель! Залезал туда целиком, падал на спину, кувыркался с боку на бок минут десять и только потом делал свои дела.

К четырём месяцам мы сделали коту все необходимые прививки. Серая детская шерсть у Сёмы полиняла, и он превратился в жгуче-чёрного кота.

Каждое утро у нас начиналось одинаково. В определённое время звонил будильник. Обычно я после сигнала будильника нежусь в кровати ещё минут пятнадцать, но с Сёмой это стало невозможно. Стоило ему услышать звонок - он сразу мчался ко мне на подушку. Ласково говорил на ушко "Мр-р-р", мол, вставай, хозяюшка. Но я зарывалась в одеяло с головой:

- Сёма, отвали!

Такой наглости Сёма не терпел. Уходил в другой конец комнаты, разбегался и, издав громкое боевое "мр-р-р", прыгал мне на грудь. А это действует лучше ледяной воды, сон как рукой снимает.

Потом мы вместе шли в ванную, кот терпеливо ждал, когда я наведу марафет. Потом шли на кухню завтракать. Причём сначала следовало покормить Сёму, иначе он все ноги исцарапает. В конце концов, Сёма провожал меня на работу до самой двери и оставался на хозяйстве.

В обед он меня встречал у двери, радостно плюхался на спину и давал почесать брюшко. Потом долго и звонко, с разной интонацией рассказывал о своих кошачьих делах. Никогда и нигде я больше не видела, чтобы коты разговаривали.

Вечером, пока я готовила мужу ужин, Сёма развлекал меня разговорами. Потом устраивался у меня на коленях и дремал до прихода мужа. Когда муж приходил подшофе, Сёма во время ужина устраивался под стулом, на котором сидел хозяин. И если вдруг чувствовал, что муж повысил на меня голос, молниеносно выпрыгивал, резко царапал его по руке и немедленно прятался - знал, что расправа будет жестокой.

А вообще он мужа любил, приносил ему на кровать вкусняшки. Что только муж из-под себя не вытаскивал - куриные косточки, рыбьи хвостики, конфеты. По столам Сёма не ходил, конфеты брал с прикроватной тумбочки. Воду из чашки не пил, пил из моей кружки чай, который стоял на той же тумбочке.

Ещё Сёмка любил играть поролоновым мячиком. Муж кидал мячик, а Сёмка приносил назад, как собака. Там мы прожили год.

Однажды к нам в раскрытую форточку залетела синичка. Она даже не успела "чирик" сказать, как оказалась в хищной пасти кота. Он долго с ней играл, потом съел, а самые большие перья принёс мужу на кровать. Муж сказал, что синица залетает к новости, и чаще всего недоброй. Через несколько дней хозяйка квартиры сообщила, что её дочь выходит замуж и будет жить в этой квартире. Дала пару месяцев, чтобы мы подыскали новое жильё.

Мы с мужем сняли комнату у доброй бабули. Всё нас устраивало, одно было плохо - бабуля была категорически против кота. Предстояло срочно куда-то пристроить Сёму, но у меня не было таких знакомых, которые могли бы его забрать. Со слезами на глазах я посадила Сёмку в сумку-переноску и понесла в подземный переход, к той женщине, у которой когда-то его купила. За 500 рублей она пообещала его пристроить. Я оставила ей свой номер телефона и ушла. Как он кричал! Я никогда не забуду этот дикий крик, похожий на человеческое "Мама!"

В тот же вечер мне перезвонила женщина и сообщила, что она купила моего кота. Спросила, что он ест, куда ходит в туалет и так далее я всё ей рассказала. И больше о Сёмке никогда не слышала.

Через пару месяцев я забеременела. С мужем отношения стали разлаживаться. Я уехала в Иркутск и вот уже год живу дома. Моему малышу полгода, и, хотя он отнимает все время и силы, сын - самое большое счастье в моей жизни.

Но всё-таки я часто вспоминаю своего кота. Как он устроился, любят ли его новые хозяева? Вдруг случится чудо, и новая хозяйка прочитает это письмо и расскажет, как он там поживает.

Я, наверное, больше не буду заводить котов - такого, как Сёма больше нет и не будет, а другого мне не нужно. Так хочется знать, что у него всё в порядке. Где ты, Сёмка?

Из письма Е. Гавриленко (газета "Моя Семья)




Портал для пиарщиков и журналистов